24.12.2012 11:07
добавлено:

Аналитика: «Бизнес-ангелы в России: кто они и что они делают»?

Бизнес-ангелы — непрофессиональные инвесторы, добровольно вкладывающие собственные средства в проекты ранних стадий развития и не участвующие в операционном управлении проинвестированными компаниями. Этот термин впервые ввел в 1978 году в своей работе профессор Уильям Ветцель из университета штата Нью-Хэмпшер. Сегодня, по данным PwC, сообщество бизнес-ангелов в США насчитывает более 250 000 человек.

Несколько лет назад бизнес-ангелы начали появляться и в России. С точностью посчитать величину сообщества сегодня практически невозможно. Причин тому несколько: сообщество частных инвесторов ранней стадии характеризуется фрагментарностью (отдельно существующие сети бизнес-ангелов слабо коммуницируют друг с другом), неидентифицируемостью (многие частные инвесторы даже не осознают себя бизнес-ангелами) и финансовой недостаточностью (объемом предлагаемого ангелами инвестирования не хватает для быстрого развития инновационных компаний).

Однако некоторые измерители на рынке постепенно появляются. Так, например, к сегменту mass affluent относят 0,8%, или 1,1 млн. жителей России – это люди, обладающие свободными средствами в размере от 1,3 до 12 млн. руб. Однако не все они добровольно готовы расставаться с суммами от 50 тыс. до миллиона долларов, а именно столько, в среднем, готовы инвестировать бизнес-ангелы.

По оценке Павла Черкашина, одного из самых известных российских бизнес-ангелов, активная аудитория частных инвесторов в России сегодня составляет 10-50 тыс. человек (сюда относятся все непрофессиональные инвесторы, которые инвестируют собственные средства на ранней стадии больше, чем в один бизнес). «Сообщество растет очень быстро, — констатирует Черкашин. — Еще пять лет назад число бизнес-ангелов измерялось сотнями или единицами тысяч, к 2020 году их количество увеличится до 200-300 тыс. человек».

Где живут ангелы?

Как правило, бизнес-ангелы в России – это люди с серьезными средствами и имеющие за плечами опыт построения своего бизнеса. Александр Каширин в своей книге «В поисках бизнес-ангела» делит частных инвесторов на две категории: выходцы из науки или технологического бизнеса, которые имеют вполне определенные инвестиционные предпочтения и зачастую ищут проекты для интеграции в существующий бизнес. И люди, представляющие интересы крупных корпораций и бизнес-групп, которые стремятся передать проинвестироваyный стартап материнской корпорации.

Однако в последние годы в России появляются все больше и больше людей, которые инвестируют в инновационные компании с целью извлечения прибыли и не относятся ни к одной из выше перечисленных категорий. Это своего рода «профессиональные игроки». К их числу можно отнести Вадима Асадова, Александра Галицкого, Андрея Головина, Павла Черкашина, Дмитрия Чихачева, Александра Каширина, Константина Фокина и др.

«Предприниматель среднего звена, построивший свой успешный бизнес и готовый помогать другим, одновременно вкладывая собственные средства во что-то понятное для него и имеющее быстрорастущую экономическую стоимость», — таким рисует портрет типичного бизнес-ангела Павел Черкашин. Среди частных инвесторов также много и менеджеров высшего звена, которые хотят иметь определенный предпринимательский опыт, но не готовы ради него менять свой привычный образ жизни. С описанием Черкашина солидарны и в Российской Ассоциации Венчурного инвестирования (РАВИ). Там ангела описывают как менеджера статусной позиции (среднего и высшего звена) крупной и/или успешной компании, либо владельца успешной компании, серийного предпринимателя с высшим техническим и/или – финансовым образованием в возрасте 40-50 лет.

Широкой прослойки «непрофильных» бизнес-ангелов (врачей, инженеров, пенсионеров) в России, в отличие от более развитой экосистемы США, пока не сложилось. Еще одна яркая особенность российских частных инвесторов активное вовлечение в бизнес. «В Америке ангел — чаще всего, предприниматель «на пенсии», у нас – «действующий» предприниматель, и посему вынужден уделять «патронату» проинвестированной компании меньше времени и сил», — комментируют эксперты РАВИ.

Вадим Асадов, видный российский бизнес-ангел, считает, что в России более 50% бизнес-ангелов — владельцы или сотрудники компаний, связанных со строительством. По мнению эксперта, суммы, посильные российским частным инвесторам находятся в диапазоне от $20 до $500 тыс. Наибольшее число ангелов готово дать проектам примерно $20 — $50 тыс. Как правило, столько может проинвестировать любой человек с хорошей зарплатой и небольшими накопления, тем более что российские инвесторы более склонны к риску, нежели их зарубежные коллеги. «Мне знаком пример, когда прораб, работавший в строительной компании, запросто вложил $50 тыс. в проект по разработке игры», — рассказывает Вадим Асадов.

Второй тип бизнес-ангелов — это профессиональные инвесторы, за плечами которых ни одна сделка. Они инвестируют в пределах $50 — $150 тыс. Чаще всего такие «специалисты» активно афишируют себя и их несложно встретить на всевозможных отраслевых конференциях.

Последний тип — ангелы-тяжеловесы, готовые вложить в компанию сразу $150 — $500 тыс. К таким инвесторам можно отнести крупных предпринимателей, не профессионально вкладывающих в стартапы. Показательна в этой связи история бизнесмена Игоря Гроссмана, генерального директора ЗАО «Новые ресурсы», который уже после 20 минут разговора с предпринимателем Кириллом Войцеховичем-Казанцевым вложил в проект ClickandPay — $100 тыс. В общей сложности бизнес-ангел проинвестировал в компанию $1 млн (см. историю успеха).

Однако случаи инвестирования такой большой суммы одним ангелом редки. На практике инвесторы объединяются в синдикаты, способные диверсифицировать риски каждого отдельного бизнес-ангела, и увеличить объем предлагаемых средств до $1 млн. В обмен на инвестиции бизнес-ангелы берут у компании долю в 20-40%. При этом частный инвестор имеет возможность либо выйти из проекта на следующем раунде инвестиций (от венчурного фонда), либо «сидеть» в стартапе более продолжительный срок.

При очевидной важности роли частных инвесторов — поддержка и стимулирование развития сообщества бизнес-ангелов — важнейшая задача институтов госразвития. Сегодня самые главные факторы, способствующие увеличению количества частных инвесторов:

— рост числа успешных предпринимателей, готовых вкладывать излишки

— неразвитость других инструментов для инвестирования (фонды, депозиты, торговля на бирже и т.д.)

— формирование инфраструктуры (околопроектные сервисы). От соинвестирования в проекты до поддержки развития контактных площадок и менторских сетей.

— становление системы налоговых льгот, снятие правовых и административных барьеров

Ангельские проблемы

Однако, несмотря на стремительно развивающиеся сообщество, негативные факторы, сдерживающие активность частных инвесторов, по-прежнему остаются.

Главные из них: низкая ликвидность или невозможность продать свою инвестицию и необходимость замораживать деньги на 3-5 лет. «Крупные компании, которые по идее должны быть главными потребителями инноваций и покупателями компаний (как во всем мире) до сих пор предпочитают развивать инновации внутри, даже если это стоит в десятки раз дороже, чем покупать бизнесы»,- констатирует Павел Черкашин.

Еще одно «отягчающие» обстоятельство российской действительности — отсутствие юридического поля для работы инвесторов высоко рискового типа и механизмов защиты интересов бизнес-ангела. В результате этого в большинстве заключаемых сделок либо приходится выносить юридические отношения за пределы России, что серьезно удорожает проект и создает дополнительные риски, либо действовать «по понятиям». «Сегодня фактически вся деятельность бизнес-ангелов противоречит и гражданскому кодексу, и принятым российским нормам корпоративного права», — говорит Черкашин.

У экспертов РАВИ есть свое понимание основных причин, по которым инвестиционное сообщество в России развивается весьма умеренными темпами. Во-первых, это небольшое число активных предпринимателей и инвесторов, обладающих адекватными бизнес-компетенциями. Во-вторых, слабое развитие инфраструктуры для вывода новых компаний на рынок. И, в-третьих, плохо проработанная система налоговых льгот и послаблений как для реципиентов инвестиций, так и для инвесторов.

Пока российский рынок инвестиций ранней стадии заметно отстает от мирового, что во многом и формирует его специфику. Сегодня большая часть создаваемых в России стартапов — «клоны» западных проектов. Зачастую, предприниматели строят свои копикаты по тем моделям, бесперспективность которых уже заметили за рубежом.

«Следствие засилья «клонов» — очень сильный «комплекс провинции», — считает Павел Черкашин. — Даже если венчурное направление выглядит очень перспективным и привлекательным, инвесторы рассуждают: «раз этого нет в США, значит, это не может быть успешным!» В результате перспективные разработки все равно вынуждены искать финансирование в США и Европе».

Еще одна проблемная особенность России — отсутствие локальных покупателей на бизнесы, что опять же заставляет молодых и перспективных стартаперов ориентироваться на западных покупателей, делая рынок еще более зависимым от крупных мировых игроков.

Так что пока, по мнению некоторых специалистов рынка, развитие инвестиционного сообщества ранней стадии скорее идет от обратного: основным движущим фактором отрасли, как ни странно, стал кризис финансовых инструментов 2008 года, и последующая неопределенность на фондовых рынках и в банковской системе.

Вмешательство извне

Общая величина венчурных сделок за первые три квартала 2012 года, по данным PwC, составила почти $500 млн. Один из трендов, замеченный экспертами в этом году — активная поддержка со стороны венчурных фондов различных инфраструктурных проектов: акселераторов и бизнес-инкубаторов. Главная причина такой «любви» инвесторов к стартаперским «детским садам» — необходимость создания постоянного потока сильных, готовых принять инвестиции раундов A и B проектов. Задача бизнес-ангелов — аналогична: вовремя найти и поддержать перспективный проект не только собственными деньгами, но и связями и экспертизой.

Поэтому поддержка и стимулирование роста инвестиционного сообщества ранней стадии — ключевая задача государственных институтов развития. Один из самых эффективных инструментов достижения заявленной цели — организация сетей бизнес-ангелов.

Главная из них — Национальная Ассоциация Бизнес-ангелов (которая в прошлом году была принята в Европейскую Ассоциацию Бизнес-ангелов и в апреле этого года приняла в Москве Ежегодный конгресс бизнес-ангелов), Содружество бизнес-ангелов России, «Частный капитал», «Стартовые инвестиции» и ряд региональных объединений. Всего, по данным «Российской венчурной компании», в России существует порядка 10-20 бизнес-ангельских объединений. Сети занимаются не просто коворкингом, но и поиском потенциально привлекательных проектов. За свое участие сети берут 5-7% от сделки и небольшую фиксированную сумму (100-200 долларов) за экспертизу проекта. Еще одна немаловажная задача сетей — просветительская: не просто заявить миру о существовании такого феномена как бизнес-ангела, но и обучить начинающих частных инвесторов основам профессии.

Просветительской деятельностью в части венчурного инвестирования ранних стадий развития займется и недавно созданный «Московский посевной фонд». Помимо образовательных семинаров, вебинаров и мастер-классов, фонд готов предоставить всем аккредитованным частным инвесторам финансовый рычаг в виде льготного займа под 12% годовых. На каждый рубль, вложенный в проект бизнес-ангелом, МПФ готов дать два своих, максимально до 8 млн. рублей. Уже за полгода работы Фонд отобрал 12 инвесторов посевной стадии и одобрил 7 сделок.

Совсем недавно, в конце ноября, стартовала и федеральная программа поддержки бизнес-ангелов при Фонде Посевных инвестиций РВК. Программа предусматривает покрытие 25%-75% инвестиционной потребности стартапа в пределах 3 млн. рублей. Право воспользоваться данным рычагом получают только опытные инвесторы, за плечами которых не менее двух успешных инвестиций.

Судить об эффективности последних инициатив институтов развития пока рано. Однако положительная динамика на лицо: все больше становиться сделок, все чаще на страницах федеральных СМИ появляются истории успеха предпринимателей и бизнес-ангелов. Так что предрекаемая экспертами цифра в 300 тыс. активных участников инвестиционного сообщества ранней стадии к 2020 году, вполне может оказаться достижимой.

Бизнес-ангелы о себе[1]

Константин Фокин, президент НАБА:

— Бизнес-ангелом я стал в 1997 году. Первая удачная инвестиция — проект моего преподавателя английского языка по созданию образовательного центра. Я стал бизнес-ангелом из-за личного интереса. В теории такие вложения могут оказаться доходным занятием, хотя вероятность получения прибыли крайне мала. Чтобы заработать, надо сформировать достаточно большой портфель, что практически нереально для каждого отдельно взятого инвестора. Так что к такому финансированию лучше относиться как к тратам. Однако даже теряя деньги, я нисколько не сожалею о вложенном. Эта деятельность приносит мне более важные дивиденды — эмоциональные.

Александр Каширин, экс-председатель правления Союза бизнес-ангелов России, интересуется проектами в области информационных и биометрических технологий:

— Почему предприниматели рискуют своими деньгами? Самые распространенные причины: интерес к созданию новых продуктов и услуг мирового уровня, получение высоких доходов, открытие нового перспективного инвестиционного направления.

Что касается высоких рисков, то уже существуют эффективные пути их снижения, в частности за счет роста компетенции инвесторов, которые позволяют более качественно подойти к отбору и проверке коммерческой привлекательности проектов, инвестирования капитала не в один, а в несколько проектов, а также соинвестирования с другими ангелами.

Вадим Куликов, руководитель Центра инноваций Куликова:

— Все мои друзья,  средние и малые предприниматели, готовы сейчас вкладывать деньги в инновации. В России достаточно способов для привлечения денег в уже сложившиеся проекты: инвестировать готовы и «Роснано», и РВК, и ММВБ, и венчурные фонды, и частные лица. Идей тысячи, а вот проектов мало. А перспективных бизнес-команд еще меньше. Еще одна проблема — поиск взаимопонимания предпринимателей и ученых.

Мы требуем целевых показателей по бизнесу, а ученому важно, чтобы проект двигался, пусть даже вбок. Для развития разработки обязательно нужно присутствие частного предпринимателя. В отличие от инвестора-государства, частник дает деньги не за отчеты, а за бизнес-показатели. И будет требовать как следует — он вложил свои деньги.

Андрей Головин, управляющий партнер Incubator.ru, инвестор Russian Story, Promo.ru:

— Инвестировать в проекты на ранней стадии я начал с 1988 года, когда стал предпринимателем. Осознанно занимаюсь этим с 1997 года. В конце 1990-х в России как раз начала зарождаться инфраструктура инноваций. Появились первые бизнес-ангелы, затем сети.

Одновременно я веду от шести до 12 проектов. Главные области для меня — это интернет и IT. Я не просто даю стартаперам деньги, а работаю с ними как ментор, соавтор проекта, помогаю им доразвить и упаковать свою идею. Мой опыт и созданная мною инфраструктура (партнеры, разработчики, аналитики, юристы, финансисты) помогают снять значительную часть рисков разработки и создания продукта, за исключением рисков идеи.

Я отдаю себе отчет, что на инновациях можно хорошо зарабатывать. Более того, мне самому это интересно. Это мой собственный вклад в развитие предпринимательства, себя самого и своей страны. Кто-то добывает нефть, кто-то лечит людей, а я участвую  в развитии инноваций.

Давид Цителадзе, основатель и главный редактор журнала The AngelInvestor, совладелец нижегородского торгового дома «Магнат-НН» и сети агентств недвижимости «Хирш»:

— Бизнес-ангелом я стал в 2006 году, после того как зарегистрировал журнал The AngelInvestor. Он же и стал моим первым ангельским проектом. Решение вложиться в данный проект было продиктовано желанием диверсифицировать свою предпринимательскую деятельность и расширить контакты в сфере технологического бизнеса. Пойти во второй проект меня убедила интересная команда. Проект, в который я вложился, выпускает микротушители, способные тушить пламя в труднодоступных местах (электрические силовые шкафы, рубильники, розетки и т.д.).

Я считаю, что заниматься ангельскими инвестициями означает участвовать в развитии новых продуктов и сервисов. Ощущение того, что ты выходишь первым на рынок с чем-то новым, становится впоследствии потребностью и частью собственной философии бизнеса.

Истории успеха[2]:

«Семейная история» инвестора Павла Черкашина и Copiny.com началась в апреле 2011 года.

Павел Черкашин, бизнес-ангел

Дмитрий самостоятельно вышел на меня и произвел правильное первое впечатление, подготовил хорошее первое письмо (без ошибок и «воды») и приложил материал в шаблоне, который я рекомендовал, добился первой встречи и внятно объяснил суть бизнеса.

Первые месяцы нашего общения давались нелегко. Были видны очевидные ошибки, но давить авторитетом не хотелось: Дмитрий должен был самостоятельно осознать их и исправить. Мы встречались в среднем раз в месяц в кафе. Дмитрию нужна была конкретная помощь – с клиентами, новыми инвесторами. Меня интересовал только продукт и его работоспособность, коммерческие перспективы.

Однако в целом у нас сложился рабочий контакт: я давал рекомендации по стратегии, шаблоны документов, наводки. Дима сразу честно говорил, если он не готов был соглашаться с моими рекомендациями. А по тем, что он принимал в работу – потом отправлял отчеты. Мы установили стандартную форму отчетности – еженедельное письмо с основными показателями бизнеса, планами на следующую неделю и сложностями. Я читал и отвечал, если возникали новые мысли. Это позволяло мне не тратить много сил на бизнес, а Дмитрию – получать нужную информацию быстро и оперативно принимать решения.

Что было для меня самым удивительным в работе с Copiny? Дима живет и работает в Брянске. Я никогда в жизни там не был. Долгое время я считал, что за МКАД на сотни километров (до Питера и Киева как минимум) разливается кипящая лава и разгуливают динозавры. Общение с Димой и его командой сильно изменило мое представление – сейчас большинство успешных  проектов, в которые я инвестирую, находятся за пределами Москвы.

Дмитрий Чистов, предприниматель, генеральный директор компании Copiny

Павел Черкашин активно участвует в различных мероприятиях, пишет статьи и делает презентации, дает комментарии, так что информации о нем в сети было достаточно много. Так что когда у нас встал вопрос о привлечении начальных инвестиций в проект и о поиске бизнес-ангела, мы уже точно знали, к кому обратиться.

В Интернете я нашел почту Павла и написал. Долго думал, что написать в теме письма, чтобы выделиться из всего потока входящих писем в ящике. Через пару дней и родилось: «Павел, вы нам нужны =)». После небольшой переписки назначили встречу в Москве.

До Павла у меня не было опыта ни ангельских, ни венчурных инвестиций. Я просто не знал, чего ожидать от инвесторов. Думал, что будет больший «контроль», спустя год понимаю, что все сложилось как нельзя лучше. Павел для нас — это надежный товарищ и эксперт. Мне нравится, что в операционную деятельность компании он не вмешивается. Конечно, порой не хватает его внимания, но мы над этим работаем.

Наши отношения развиваются гармонично: никто друг на друга не давит, мы все прислушиваемся к мнению друг друга. Окончательное решение всегда принимаю я, руководствуясь опытом и знаниями Павла. Хотя были случаи, когда Павел отговаривал от каких-то глупостей, он умеет убеждать. Так что у нас «идеальный брак».

«Семейная история» бизнес-ангела Игоря Гроссмана и первого в России онлайн-гипермаркета Clickandpay началась осенью 2011 года

Игорь Гроссман, бизнес-ангел

Однажды мне позвонили знакомые и спросили, не хочу ли я послушать «человека с идеями». Так мы впервые познакомились с Кириллом. На первой встрече я не понимал половины слов, которые они говорил.  Он мне внешне напомнил Марка Цукерберга: горящие глаза, блуждающая улыбка не от мира сего. Не буду морочить голову, что он просто меня обаял, и я дал деньги.

Первые месяцы я вообще не участвовал в работе компании. Не видел смысла до появления сайта. Потом включился и вник. Мы как-то с Кириллом говорили, что ни он, ни я не представляли, что будет создано. В нашем общении удивило все: работа со стартапами – это как другая планета с другими красками. И без полутонов. Или все или ничего.

Кирилл Войцехович-Казанцев, предприниматель, создатель Clickandpay

Я совсем недолго искал инвестора. Просто рассказал об идее нового проекта своему знакомому, тот сказал другому знакомому, через неделю мне уже позвонили и предложили приехать в Питер.

Кроме инвестиций от Игоря, у меня было много предложений от банков, но я искал не просто деньги. Мне нужны были smart money.

Мое первое впечатление от офиса инвесторов: «зачем им инвестировать в интернет, если они из совсем другого сектора?» Потом меня пригласили в кабинет. Там сидел улыбающийся молодо-выглядевший  седовласый мужчина с приятной улыбкой.  Мы попили чай, я коротко рассказал про проект.

Через 20 минут он сказал, что ничего не понял, но спросил, сколько и когда нужны деньги. Я назвал сумму. Он тут же готов был дать 70 %, остальное в процессе. Так я уехал с Питера с деньгами.

Метериал подготовила Елена Дедова


[1] По материалам моей статьи в Forbes «Рисковое дело».

[2] По материалам моей статьи в H&F «Знакомство с хакерами»

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Яндекс

rbanews