29.09.2020 5:29
добавлено:

Безработица в России: кто виноват и что делать?

24 сентября 2020 года состоялась онлайн-сессия Московского экономического форума (МЭФ) по теме: «Безработица в России: кто виноват и что делать?».

 

МЭФ

Представляем Вашему вниманию видеовыступления спикеров сессии МЭФ:

· Константин Бабкин, основатель Московского экономического форума https://youtu.be/1ijcvba8jus
· Андрей Бережной, владелец концерна «Ralf Ringer» https://youtu.be/sPn6FjCzE2c

· Игорь Бельских, доктор экономических наук ВолГТУ https://youtu.be/FP5Lc84j62Q

· Алексей Захаров, президент рекрутингового портала Superjob.ru https://youtu.be/7S-jjm0U2ts

· Борис Кагарлицкий, социолог, директор Института глобализации и социальных движений (ИГСО) https://youtu.be/iw4D0xShSp8

 

(00:00:00) (Начало записи.)
(00:15:29)
Константин Бабкин: Добрый день, друзья! Мы наконец преодолели наши технические затруднения, и мы рады вновь приветствовать в нашей студии. С вами снова мы: Константин Бабкин, председатель МЭФ, и Сергей Профатилов, собственник компании GLOBALPAS, сопредседатель движения Новый курс.
Сергей Профатилов: Приветствую всех участников нашего форума!
Константин Бабкин: Не так давно мы с вами собирались и обсуждали, как COVID-19 перевернул весь мир, какие меры предприняло или не предприняло Правительство России, чтобы сгладить последствия пандемии. Однозначно можно сказать, что многие проблемы в нашей стране оголились и заискрились. Проблемы, о которых нельзя молчать, которые нужно решать оперативно. Поэтому сегодня будем говорить о самом главном – безработице. Тема заседания «Безработица в России: кто виноват и что делать».
Сергей Профатилов: В конце апреля глава Минтруда Антон Котяков заявил, что армия безработных России на фоне пандемии COVID-19 может вырасти до 6 млн человек. Сбылся ли этот прогноз, узнаем сегодня. Но прежде чем приступить к обсуждению, предлагаю посмотреть истории людей, которых затронула проблема безработицы.
Любовь: Здравствуйте. Меня зовут Любовь. Мне 27 лет, живу в небольшой деревне недалеко от города Ижевска.
Во время отпуска по уходу за ребенком осталась без работы, потому что была оформлена на месте декретницы. Понятно, что в садик нас еще не берут, и на работу тоже в такой ситуации устроиться невозможно – просто не берут, потому что маленький ребенок еще не устроен в детский сад. По той же причине полгода не могла встать на биржу. Обещанного максимального пособия, которое начислялось во время пандемии в 5125 руб., я уже, увы, не получила.
Артем Киселев: Здравствуйте. Меня зовут Артем Киселёв, я из города Иваново. В 2013 году я закончил вуз и получил специальность инженера-строителя. Я потратил 5 лет обучения, но моя специальность оказалась невостребованной на рынке труда. Мне сложно было устроиться даже на заработную плату в 15 тыс. руб. Сейчас я работаю в сфере маркетинга специалистом по рекламе, но проблема остается той же: как будущим студентам выбирать свою специальность, чтобы не оказаться в той же ситуации, как и я? Как прогнозировать рынок труда на 5–10 лет вперед? И как государство может помочь с решением этих проблем. Спасибо.
(00:18:29)
Константин Бабкин: Реальные проблемы, реальные истории людей, проблемы как частного характера, так и глобального характера – куда движется наша экономика. Нам всё это интересно. Поэтому предлагаю нашим спикерам в ходе выступлений обращаться к этим жизненным историям, опираться на них и их комментировать, и давать советы этим людям. А мы начинаем наш разговор.
У нас в стране проводится много форумов. Есть практические, нацеленные на обсуждение проблем того или иного сектора экономики, есть форумы правительственные, дискуссии на которых проводятся в заранее заданных рамках. Есть Гайдаровский форум, выступающие на котором придерживаются либеральной парадигмы, рассматривают нашу страну, экономику нашей страны как придаток западной экономики или мост между восточной и западной экономиками.
МЭФ – это место, где встречаются люди, чье мышление свободно от штампов. Здесь выступают экономисты, которые измеряют успех не только деньгами. Здесь участвуют эксперты, теоретики и практики, видящие огромный потенциал России.
Сегодня мы обсуждаем проблему, которая давно является острой в нашей стране. Велик официальный уровень безработицы. Еще больше скрытая безработица. И за последние полгода за период коронавирусной инфекции количество безработных в нашей стране увеличилось на гигантскую цифру в 1 млн 250 тыс. человек, и это только официальные данные.
Следует отметить при этом странность действий правительства. В то время, как молодежь сидит без работы, повышение пенсионного возраста вынуждает пожилых людей занимать их рабочие места. Когда свои граждане сидят без работы, правительство стимулирует приток миллионов трудовых мигрантов. В то время как очевидный метод решения проблем безработицы – это стимулирование экономической активности и создание рабочих мест, правительство подавляет эту активность повышением налогов, тарифов, продолжающейся жесткой денежно-кредитной политикой.
Мы все понимаем, что в основе нашей экономики должен лежать не сырьевой сектор, не экспорт непереработанного сырья, а развитие своей перерабатывающей промышленности, развитие сельского хозяйства. Если будет развиваться экономика, будут рабочие места, а значит, вырастет благосостояние нашего общества, и можно будет решить проблемы студентов, пенсионеров, социально незащищенных слоев населения. Иными словами, нужно освободить силы народа, налоги нужно снизить, кредиты удешевить, деньги вернуть в страну, ключевую ставку нужно обнулить, нужно последовательно защищать наших производителей на внутреннем и внешних рынках. Это означает, что для того, чтобы решить проблему безработицы, нужна разумная промышленная политика, нужен новый курс.
МЭФ – это место, где готовятся рецепты, реально полезные для нашей страны, нашего общества. Давайте начнем нашу работу.
(00:22:08)
Коллеги, у нас подошло время представить наших гостей. Первый выступающий – Делягин Михаил Геннадьевич, директор Института проблем глобализации.
Далее выступит Бережной Андрей Александрович, владелец концерна по производству обуви Ralf Ringer.
Захаров Алексей Николаевич, президент рекрутингового портала Superjob.ru.
Бельских Игорь Евгеньевич, доктор экономических наук, профессор.
Мельниченко Василий Александрович, председатель совхоза «Галкинский».
И Кагарлицкий Борис Юльевич, председатель института проблем изучения общества.
Сергей Профатилов: В свою очередь, я бы хотел напомнить, а вновь присоединившимся рассказать, что онлайн-конференция позволяет не просто слушать и смотреть, а стать непосредственным участником, задавая вопросы в чате нашим спикерам, и вообще найти единомышленников.
В эфире нам крайне важно знать ваше мнение, поэтому мы будем выносить злободневные вопросы на голосование.
Также мы ввели в традицию так называемый спор с либералом. Кому он достанется, об этом вы узнаете чуть позже.
Конечно, никакое мероприятие не может обойтись без СМИ, поэтому нам предстоит услышать вопросы от наших глубокоуважаемых журналистов, и эксперты форума также ответят на них.
Друзья, принимайте активное участие в нашей программе.
Константин Бабкин: Вновь представляю первого выступающего, известного экономиста Михаила Геннадьевича Делягина.
Сергей Профатилов: Михаил Геннадьевич, перед началом выступления я бы хотел предложить вам вступить в спор с либералов, если вы не против.
Не так давно вы назвали прогнозы Минтруду по безработице, процитирую вас, «циничным издевательством». А что бы вы ответили на слова Эльвиры Набиуллиной, которые звучат следующим образом: «Подстройка рынка труда экономической активности, по оценкам Банка России, может в значительной мере происходить через снижение заработной платы и рост неполной занятости, что будет сдерживать рост безработицы». Это прозвучало в апреле этого года на представлении доклада Центрального Банка по денежно-кредитной политике. Каковы ваши комментарии?
Михаил Делягин: Это классический бухгалтерский подход, что если госпожа Набиуллина и компания занимаются уничтожением экономики, новых рабочих мест, разумеется, не будет – направление (00:24:58) экономики не предусматривает создание рабочих мест, – значит, если денег не становится меньше, то должны быть либо ниже заработные платы, либо частичная занятость, либо безработица. Это нормальный бухгалтерский подход. Единственное, _____ (00:25:15) хватает – это рекомендации применять «дуст» и боевые отравляющие вещества.
(Технический разговор.)
(00:26:37)
Сергей Профатилов: Михаил, спасибо вам большое за ответ. Тогда я предоставляю вам слово, пожалуйста. Что бы вы хотели сказать нашим участникам Форума?
Михаил Делягин: Можно сказать, что заклинания в адрес «замечательного» правительства бессмысленны, на мой взгляд, потому что государство решает _____ (00:27:18). Объяснить по-другому его политику, которая длится на протяжении трети века, достаточно затруднительно. В сугубо экономическом плане есть служение финансовым спекулянтам с очень ясным пониманием, что любой рубль в развитие чего бы то ни было, этот рубль украден у финансовых спекуляций, поэтому он допускаться не может. Государство демонстрирует очень ясно, пусть даже не признавая это понимание, что любое развитие территории Российской Федерации может осуществляться только крайнем _____ (00:27:55) тяжелейших обстоятельств, потому что _____ (00:27:59) может создать конкуренцию западным хозяевам российских _____ (00:28:02) хозяева российских либералов, и поэтому недопустима в принципе.
Это культурная политика, которая ведет к разрушению рынка труда и блокированию появления любых технологий как таковых, заключается в том, что, во-первых, нужно поставлять _____ (00:28:21) издержки на рабочую силу. _____ (00:28:23) трудолюбивых соотечественников, чтобы снижать издержки бизнеса. И пусть эти граждане России куда-нибудь рассосутся подальше, чтобы не мешались под ногами.
И второе. Поскольку русская культура не признает коррупцию, считая взятку преступлением, значит, носители русской культуры _____ (00:28:48) для которых взятка является не преступлением, а нормальной деловой транзакцией, чтобы доминирующая на территории культура не противоречила государственным интересам (00:28:59) Российской Федерации. _____ (00:29:04) не которой бумажки под названием Конституция, а реально существующим. Это гипотеза.
Если принять эту гипотезу, то возмущение в социально-экономическом плане я вполне понимаю, потому что политика весьма эффективна и проводится, я бы сказал, что почти гитлеровской эффективностью и последовательностью.
Что касается того, что можно было бы деятельность, если бы народ взял государство в свои руки – здесь никаких особых вопросов, по-моему, нет. Во-первых, необходима поддержка бизнесу. То есть раз уж государство устроило коронабесие _____ (00:29:39) экономику, посадив миллионы людей под домашний арест, то, во-первых, бизнес должен _____ (00:29:46) кредит на пополнение оборотных средств на заявительной основе в своих банках: бизнес средний, малый, микробизнес. Не меньше, чем на год, не больше, чем под 3% годовых, в размере не менее четверти прошлогоднего легального оборота. Естественно, в случае нецелевого использования этих средств должна быть уголовная ответственность, и весьма жестокая.
(00:30:11)
Во-вторых, поскольку у нас до 30 млн человек выдавлено государством в теневую занятость «эффективной» налоговой политикой, _____ (00:30:17) и государство не видит, человеку, который заявляет _____ (00:30:21) средств к существованию, должно выплачиваться пособие, пока он ни найдет работу, опять-таки, на заявительной основе, в размере реального эффективного прожиточного минимума, то есть примерно в размере 2 прожиточных минимумов сегодняшних на человека. Это позволяет спасти жизни, прежде всего.
Третье. Кредитные, коммунальные, налоговые каникулы _____ (00:30:48) в ходе коронабесия. То есть нет денег? Отлично. Значит, каникулы. Государство, конечно, должно поддерживать коммунальное хозяйство и банки, чтобы они не обанкротились, но это будут расходы значительно меньшие, потому что не нужно поддерживать их норматив прибыли, а достаточно просто их поддерживать. _____ (00:31:08) на сколько десятков процентов завышены наши тарифы.
Безусловно, необходимо ограничивать произвол монополий, чтобы не было искусственного создания дефицита, который мы уже видели в некоторых местах. Нужно ограничивать финансовые спекуляции (это вообще безотносительно внешнего кризиса, потому что вообще все деньги из реального сектора уйдут на спекулятивные рынки, и можно выбирать между американским, европейским, японским, китайским опытом – кому что нравится.
Дальше необходима нормализация налоговой системы, потому что именно налоговая система, когда построен налоговый рай для миллиардеров _____ (00:31:48) всех остальных, и она эта налоговая система вытолкнула _____ (00:31:52) рабочей силы в тень.
Должна быть прогрессивная шкала обложения доходов с учетом обязательно социального взноса. То есть человек, который имеет доходы ниже прожиточного минимума, должен облагаться по нулевой ставке. Человек, который получает в месяц до 100 тыс. руб. – это 13% подоходного плюс низкие социальные взносы. От 100 тыс. до 500 тыс. в месяц – как сейчас. Выше – уже повышенные ставки. Потому что без этого мы из тени не выйдем. Чем человек беднее, тем больше с него дерет государство. Люди останутся в тени, и никто не будет знать, какая у нас безработица на самом деле, даже если во главе Росстата поставить статистика, а не эффективного молодого технократа.
Дальше необходимо сажать за рабовладение тех, кто участвуют в завозе гастарбайтеров в Российскую Федерацию. Поскольку это де-факто есть рабовладение, нужно их сажать в массовом порядке _____ (00:32:54) без всяких колебаний.
И, наконец, нужно прекратить социальный демпинг со стороны гастарбайтеров. То есть если человек работает, он должен получать не ниже реального прожиточного минимума – двух нынешних прожиточных минимумов. Если он получает ниже, работодатель должен идти под суд, повторяю, за рабовладение.
Безусловно, я забыл про ограничение коррупции, но это необходимо всегда. Есть американский опыт, есть итальянский. Просто в нашей стране сегодня попытки ограничить коррупцию, в отличие от борьбы с коррупционерами как физлицами, он слишком часто производит впечатление борьбы с основами государственного строя.
Резюмируя, могу сказать, что вопрос о борьбе с безработицей не имеет смысла, как и другие экономические вопросы, как и другие социальные вопросы, без решения вопроса о характере российской государственности. Пока характер российской государственности производит впечатление машинки для разграбления советского наследства и утилизации биомассы, которая по праздникам именуется населением, в личные богатства отдельных одичалых новых блатных феодалов, до тех пор любые рекомендации этому _____ (00:34:09) будут напоминать советы людоеду, как правильно заниматься _____ (00:34:14). Спасибо.
Константин Бабкин: Спасибо большое, Михаил Геннадьевич, за как всегда жесткое, но правильное выступление. Действительно, без решения фундаментальных вопросов, без оздоровления экономики нельзя решить такую глобальную, но вместе с тем частную проблему, как безработица. И спасибо вам за ваше терпение, что вы и все наши зрители терпите наши технические неполадки. Кажется, что мы их преодолели.
Такой формат удаленной конференции добавляет нам степени свободы, но эти же степени свободы вызывают сложности со стыковками. Поэтому еще раз благодарю за терпение.
Сергей Профатилов: Спасибо, Михаил Геннадьевич, за ваше выступление. А мы, коллеги, движемся дальше.
Константин Бабкин: И теперь мы узнаем мнение следующего спикера – это промышленник Андрей Бережной, основатель крупнейшего в России концерна по производству обуви Ralf Ringer.
Сергей Профатилов: Прежде чем перейти к выступлению, давайте посмотрим короткий, но очень информативный ролик, сколько рабочих мест создает промышленность.
— Каждое промышленное производство товаров производит рабочие места, обеспечивая работой поставщиков и партнеров, строителей, малый и микробизнес, сферу образования и медицины, тем самым наполняя бюджет, что дает развитие несырьевого производства, развитие всей страны.
Андрей Бережной: Коллеги, я хочу по просьбе ведущих рассказать коротко о том, как события пандемии отразились на деятельности нашего предприятия, самого что ни на есть реального сектора экономики, и как это скажется на таком параметре как безработица. Очень коротко и понятно.
Как понятно было из ролика, мы производим обувь, которую продаем самостоятельно через собственную сеть по всей стране. Для сравнения и для понимания, в прошлом 2019 году мы получили 7,5 млрд выручки и продали почти 1,8 млн пар обуви. Работало у нас 3,5 тыс. человек, из которых 2200 человек рабочего персонала. Налогов и платежей во внебюджетные фонды компания заплатила в прошлом году 1 млрд 372 млн.
Наступил март 2020 года, когда появились первые признаки пандемии. 16 марта что произошло для нас? Начала резко падать посещаемость торговых центров, в которых расположены наши магазины. С 30 марта закрыты практически все магазины страны. То есть обувной ритейл запрещен на законодательном уровне исполнительной властью.
С 1 июня начинается открытие магазинов и открывается Москва. И лишь 27 июля открылись последние магазины в Санкт-Петербурге. То есть, по сути, 16 марта по 27 июля нормальная деятельность нашей компании была дестабилизирована.
Что для нас это означает? Что мы потеряли огромную, крайне существенную для деятельности компании часть выручки.
В апреле наша выручка составила 13% от прошлого года. Вдумайтесь, 13%. Мы потеряли 87%.
В мае наша выручка была чуть менее 30% (29,7%), то есть мы потеряли 70% выручки.
В июне, поскольку магазины открылись, продажи начали восстанавливаться, выручка составила 71% к прошлому году.
В июле – 90%.
И лишь в августе мы вышли на допандемические параметры, выручка была 107%.
Понятно, что эти изменения для компании драматичны. Мы потеряли более 1 млрд руб. выручки, то есть 15% от нашего прошлогодового оборота.
Чем помогло или какие меры поддержки были предприняты нашим правительством? Важная мера – мораторий на иски по банкротству. Неважно, есть платежи или нет платежей, но ни один из контрагентов не имел права до 01 октября подавать иски о признании нас банкротством. Это позволило спорные сложные отношения перевести в конструктивное русло, и, что называется, не рубить сгоряча, и пытаться договариваться.
Вторая мера поддержки, которая нам очень помогла – перенос части платежей за коммерческую недвижимость на 2021 год. Да, это создало сложности для владельцев коммерческой недвижимости, но нам это помогло. Мы реструктурировали. наши платежи за период простоя – июнь, май и апрель – на более поздний срок. Нашу компанию включили в перечень системно значимых предприятий российской экономики, но, по большому счету, это включение ничего не принесло. Мы получили льготный субсидированный кредит – подчеркиваю, не дотацию, а прямой кредит, который, возможно, придется отдавать, – но он на сегодняшний день имеет всего 2% коммерческого интереса со стороны банков. Это большая помощь. То есть процентная нагрузка снизилась.
(00:40:13)
Надо сказать, что ФНС была не слишком строга в части истребования накопленных налогов. Понятно, что источника заплатить налоги у нас нет ввиду того, что мы потеряли значительную часть выручки.
Это общие вопросы.
Теперь касательно темы нашего форума – безработица и что с этим делать.
Помимо финансовых и иных потерь надо понимать, что в период заморозки розничной торговли мы недопродали произведённую специально для этого периода обувь, а это 244 тыс. пар или 13,36% годового выпуска. То есть эта обувь лежит на складах, и если иметь в виду, что в будущем году мы будем продавать то же количество, что и в 2019-м, эту обувь производить не нужно. Это означает, что для 13,36% от общей численности рабочего персонала нашей компании, по большому счету, работы нет. То есть из 2148 человек для 286 человек работы по существу нет. И это есть реально проблема. С одной стороны, мы понимаем, что занятость нужно сокращать, занятость нужно оберегать, а с другой стороны, на рынке есть существенный товарный избыток. То есть товар, который был не продан в период заморозки розничной торговли, он есть на рынке, и его все будут продавать в будущем году. Соответственно, что должны производить люди, которые обеспечивают занятость, зачастую являясь главным предприятием в небольших городах, на сегодняшний день нам не до конца понятно.
Что бы можно было сделать? Можно было бы методами тарифного и нетарифного регулирования каким-то образом управлять потоками поступающей в страну обуви из-за границы. То есть увеличивая пошлины, уменьшая пошлины, увеличивать приток, тем самым обеспечивая занятость тем предприятиям, которые обеспечивают важную или системно важную занятость людей в отдельных регионах. К сожалению, этих мер не предпринимается.
Я читаю здесь много критических замечаний о том, что пошла реклама фабрики или еще чего-то. Вовсе нет. Нам незачем это делать. Но одна из мер, которую могли бы участники форума и их близкие предпринять, помогая решать проблему занятости, в том числе и собственной безработицы, состоит в том, чтобы они проявляли разумный потребительский патриотизм, то есть при прочих равных старались выбирать продукты, произведенные внутри страны. То есть вашими соседями, вашими соседними городами и так далее. И тогда люди получали бы там больше работы, покупали больше у вас, и ваши рабочие места были бы лучше, обеспеченнее.
Да, Ralf Ringer хочет политики протекционизма, это бесспорно.
На этом всё. Есть какие-то вопросы?
(Технический разговор.)
(00:44:57)
Константин Бабкин: Итак, приветствуем гостя из Волгограда Игоря Евгеньевича Бельских, доктора экономических наук, профессора Волгоградского государственного технического университета.
(00:45:24)
Игорь Бельских: По данным «Юга России», у нас безработица выросла по сравнению с 2019 годом. Очевидно, что есть проблемы со структурной перестройкой экономики с борьбой с безработицей с настоящими причинами. Иногда основная проблема, которая сегодня есть на рынке труда, связана с пандемией, с COVID. И если мы посмотрим на статистику, то окажется, что государство в апреле 2020 года разрешило безработным регистрироваться онлайн, облегчив тем самым сбор документов и саморегистрацию. В итоге у нас примерно в 5–6 раз выросло количество официально зарегистрированных безработных. Если мы посмотрим по статистике Краснодара, Ростова-на-Дону, Волгограда, то окажется, что официально зарегистрированных безработных у нас 5–6%. И таким образом люди получают тот же МРОТ, который сейчас активно критикуют, но, в любом случае, это поддержка.
Что делать? Думаю, главный вопрос в том, что делать и как решать острые вопросы.
Первая и главная Проблема, которую необходимо сделать, и ее могут решить быстро и оперативно только государство и крупный бизнес, причем крупный промышленный бизнес. Эти организации государства могут оперативно создавать какие-то программы, рабочие места для поддержки населения Юга России, Волгограда, и эта поддержка была бы очень важна для людей.
Что делать с точки зрения фундаментальных проблем? Первый вопрос, который надо безусловно решить, и я согласен со спикерами форума, с выступающими товарищами, коллегами, что необходимо снижать налоги. И снижение налогов можно разделить на два варианта. Первый вариант – снизить налоги для простых людей, простых предпринимателей, малого бизнеса. Их можно вообще отменить навсегда. Почему? Несколько лет каникул, человек развивает свое дело, становится на ноги, и в итоге не работает по уплате налогов, а занимается только развитием экономики своего дела. И это в принципе позволяет миллионам людей найти себя, а не заниматься поиском работы, обивать пороги больших заводов, фабрик, пароходов. Но с точки зрения такого варианта это шаг назад с позиции организации налогового учета, занятости, роли государства в экономике. И насколько такой подход эффективен? Если мы посмотрим на экономику Индии, Лаоса, Камбоджи, Таиланда, Алжира, то там таким образом миллионы людей заняты, и они социально не возмущаются, находят себя на рынке труда.
Есть второй вариант, достаточно сложный и, мне кажется, наиболее оптимальный для России – это создание экономически мотивированных программ по созданию рабочих мест на действующих предприятиях. Мне кажется, основная политика, которая здесь должна быть реализована – это создание стимулов промышленному бизнесу. Каких стимулов? Например, снижение налогов для перерабатывающей промышленности. Я согласен с уважаемым Делягиным, что необходимо разрушать монополии рынках, необходимо создавать реально многомиллионное количество высокооплачиваемых рабочих мест. Но главное, необходимо развивать реальный сектор экономики в экономике. Почему реальный? Потому что, как уже было сказано, потребительский патриотизм на местах способен очень серьезно оказать поддержку сбыту Ralf Ringer, других компаний. Я, кстати, один из клиентов компании Ralf Ringer и с очень большой радостью увидел руководителя предприятия.
Подводя некоторые итоги, необходимо подчеркнуть, что все мероприятия на рынке труда необходимо делать оперативно, быстро, срочно. Нельзя ждать, нельзя раскачиваться. И те, мысли и идеи, которые будут озвучены на форуме и в наших выступлениях, их нужно оперативно, срочно передать с точки зрения индикативных пожеланий нашей власти.
Но самая главная проблема, которая стоит у нас – это поддержка тех людей, которые потеряли работу. И когда показали вначале форума выступление нескольких простых людей, которые потеряли работу и пытаются найти себя, один из них, молодой человек – задался вопросом: «Как высинить прогнозы, на какую профессию, какую специальность учиться?». Я как действующий преподаватель Высшей школы экономики (ВШЭ) (высшего образования) могу сказать о том, что необходимо прогнозировать, надо абитуриентам подсказывать, какие профессии через 5–10–15 лет будут востребованы на рынке труда, и где они найдут себя. Нельзя так, что мы много лет учим кого-то или человек сам тратит свои деньги, а потом оказывается у разбитого корыта, не может себя реализовать профессионально. Это неправильно. И, мне кажется, как раз действующие промышленные предприятия… (00:50:23-00:50:35) (Дефект звука.) поблагодарить организаторов форума за возможность выступить на форуме. Спасибо большое. С удовольствием отвечу на все вопросы.
Сергей Профатилов: Спасибо за выступление. Вопросы мы чуть позже будем задавать, и у вас будет возможность на них ответить. В. Чате сейчас появляются вопросы, плюс у нас при регистрации были вопросы.
Константин Бабкин: Игорь Евгеньевич, спасибо большое за интересное выступление.
Действительно, в такой богатой стране, богатой сырьевыми ресурсами и потенциально экономически богатой, многие категории людей, в том числе малые предприниматели, могли бы быть вообще освобождены от налогов. Так было в Древнем Риме, дворяне не платили в Российской империи налоги. Почему бы сегодня нам ни вернуть эту практику, когда производительность труда стала гораздо более высокой и государству есть на чем жить, если не транжирить деньги и не выводить их сотнями миллиардов из страны.
Насчет того вопроса, какую профессию выбрать молодому человеку, я тут остаюсь оптимистом и верю, что наша с вами работа, работа МЭФ не пройдет зря, и в итоге через несколько лет все-таки реальный сектор экономики начнет развиваться. Думаю, надо исходить из этого, что будет расти промышленность, сельское хозяйство, и надо выбирать свою специальность. Необязательно это специальность, непосредственно связанная с работой на заводе. Нужны будут люди, создающие рекламу, продающие российский продукт, инженеры, ученые, деятели культуры, которые ориентируются на разные традиции нашей страны. Поэтому продолжаем работу нашего форума.
Сергей, ты не обратил внимания, что в последнее время мы стали намного меньше верить официальной статистике по многим вопросам, касающимся нашей жизни? Поэтому мне кажется, что реальный уровень безработицы могут оценить только крупнейшие рейтинговые порталы, которыми пользуются миллионы россиян для поиска работы.
Сергей Профатилов: Абсолютно согласен, Константин. Да, это так.
Константин Бабкин: Именно поэтому мы пригласили на нашу онлайн-встречу президента рекрутингового портала Superjob.ru Алексея Захарова.
Сергей Профатилов: Я бы хотел узнать у Алексея Николаевича экспертное мнение, как в среднем у соискателя изменилось время на поиск работы.
Алексей Захаров: Добрый день. Тут история следующая, что если человек обладает высокой квалификацией и работает в высококонкурентных сферах, например, в сфере информационных технологий, то практически ни что-нибудь поменялось, и цикл поиска работы – это один-два дня для высококвалифицированного программиста, причем он получает 10–20 предложений и трудоустраивается всегда на своих условиях. А для людей, у которых квалификация средняя или ниже средней, в кризисные моменты всё становится гораздо сложнее. И то, что занимало один день, занимает неделю. То, что занимало неделю, занимает месяц. Тот, у кого цикл работы длился в среднем месяц при нормальных условиях, сейчас может искать ее три месяца или полгода. Всегда так происходит в моменты кризисов.
Сергей Профатилов: Спасибо большое за ваше экспертное мнение. Сейчас я бы хотел передать вам слово. Думаю, вам есть что сказать нашим участникам Форума.
Алексей Захаров: Времени, к сожалению, не очень много. Какие-то вопросы были озвучены заранее, поэтому постараюсь на них ответить.
Один из первых вопросов, который звучал – сколько же у нас в целом в стране на сегодняшний день безработных. Последние официальные данные за август – 3,6 млн зарегистрированных безработных, а это те, кто стоит на учете в центрах занятости и получает пособие по безработице (там даже не все получают пособие по безработице). Данные Superjob.ru говорят о том, что на учет в центр занятости встает только каждый третий, по совершенно разным причинам. Соответственно, цифру 3,6 млн мы можем смело умножить на три, и получим, что реальная цифра у нас где-то на сегодняшний день – 10+ млн человек безработных, которые находятся без работы и находятся в поиске работы. Потому что есть еще значительное количество людей, которые находятся либо в теневом секторе и не выходят на открытый рынок труда, и не ищут официально работу по найму, либо просто отчаялись и вообще никакой работы не ищут. Сколько их, к сожалению, никакая статистика не позволяет нам это понять.
(00:55:44)
При этом общая ситуация на рынке труда, к счастью, достаточно быстро выправляется. Мои собственные ожидания в процессе развития этого коронабесия, как сказал господин Делягин, были гораздо более пессимистичны. Я ожидал, что мы начнем восстанавливаться не раньше Нового года, активность работодателей. Но уже в последнюю неделю августа активность работодателей по данным Superjob.ru немножко превысила докризисную активность, и сейчас работодатели очень активны на рынке труда. При этом люди, которые раньше искали работу активно, сейчас активно работу не ищут. Часть пересиживает все эти моменты на даче и еще не вернулась, а часть выходили спокойно на рынок труда, зная, что они в любом случае работу себе зайдут. Сейчас работу не очень хотят менять, даже если она не очень устраивает. Люди предпочитают синицу в руке, а не журавля в небе. Поэтому складывается парадоксальная ситуация. На Superjob.ru опубликовано на сегодняшний день около 400 тыс. объявлений о вакансиях по всей стране, это больше 2 млн рабочих мест. И работодатели говорят, что сейчас им сложнее даже подбирать людей, и отклик несколько ниже, чем был до кризиса, потому что люди ведут себя менее активно. Поэтому если у кого-то стоит актуальным вопрос с поиском работы, то сейчас это проще, чем это будет через месяц-полтора, когда все вернутся из деревень, что дач, пойдут искать работу. Тогда конкуренция резко возрастет.
Спрашивали меня про программы поддержки занятости, которые реализуются государством, в том числе в регионах. Я почитал эти программы. Первый раз эти слова я видел в кризис 2007 года. Мне кажется, с тех пор ничего не изменилось. Суть этих программ сводится к тому, что крупнейшие, как правило, государственные или полугосударственные региональные работодатели получают от государства какие-то деньги на то, чтобы сохранить массовую занятость, чтобы люди не вышли на улицы, не начали безобразничать там. Эти программы обкатаны. Сказать, что они работают эффективно на разные экономики – нет. Сказать, что они достаточно эффективно сохраняют занятость, ради чего они были предназначены – наверное, да. Людей научились приковывать к предприятиям. А наши люди считают, что лучше низкая заработная плата, чем выход на открытый рынок труда. Это стресс. Особенно старшее поколение до последнего держится за свои рабочие места, не хочет и боится что-то менять, поскольку с детства их приучали к тому, что занятость пожизненная, и это правильно.
К сожалению, времени не очень много. Я про рынок труда очень-очень подробно рассказывал буквально на днях в большом интервью для телеканала «РБК». Пошлю ссылку на это интервью, его можно будет посмотреть.
Также спрашивали по поводу советов, как правильно искать работу. И тоже совпадение. Месяц назад вышла моя книга, где самым подробным образом описаны все рецепты эффективного поиска работы. Ссылку тоже на это всё пошлю.
Что касается профориентации молодежи. У Superjob.ru действует огромная программа по профориентации. Наши курсы читаются в 150 лучших вузах в стране. Мы работаем с сотнями школ, проводим в том числе бесплатные онлайн-вебинары, семинары по этой теме. Кому интересно для собственных детей – они вряд ли нас здесь смотрят, – рекомендую зайти на Superjob.ru и там всё это посмотреть.
Если есть какие-то вопросы, с удовольствием отвечу.
Константин Бабкин: _____ (00:59:56) цифра, я такой раньше нигде не встречал – 10 млн безработных. Это действительно гигантская оценка.
Алексей Захаров: Чуть больше.
Константин Бабкин: Даже чуть больше?
Алексей Захаров: На самом деле, ситуация следующая. Есть данные Счетной палаты по концу прошлого года. Там вставал вопрос по исполнению задач государственных программ, и для Минтруда одна из задач была – повысить количество регистрируемых официально безработных с 20–21% до 30%. То есть ставили задачу, чтобы Минтруд зарегистрировал в качестве безработных хотя бы 30% от тех, которые реально есть. И Счётная палата выявила, что эта задача не была выполнена. Поэтому Счетная палата считает, что количество безработных, которое у нас есть и о которых говорит Минтруд, надо умножать на пять. Но данные Superjob.ru все-таки говорят, что надо умножать на три, и я нашим данным верю больше. Поэтому, если мы будем смотреть на данные, которые дает Минтруд, и умножать на то, что сказала Счетная Палата, то мы получим сейчас у нас 18–20 млн безработных. Я думаю, что скорее у нас 11–12 млн.
Константин Бабкин: Особенно для нашей страны, если выехать за пределы МКАД, то вся наша страна является полем для инвестиций, работы, возделывания, пахоты, строительства. И при этом страна тонет в деньгах, тонет в ресурсах, и при этом люди сидят без работы. Мир абсурда.
Мы перед началом нашего форума предложили зрителям задавать вопросы нашим спикерам, и вам, Алексей, поступил вопрос от Надежды Геннадьевны Бочковой из города Рязань: «Периодически поднимают тему о том, что некоторые профессии скоро исчезнут. Говорят и про бухгалтеров, и про охранников, и так далее, и тому подобное. На ваш взгляд, кому уже сейчас стоит задуматься о переквалификации?».
Алексей Захаров: С бухгалтерами всё действительно очень печально, поскольку всё переходит на цифру, и места для фискальной бухгалтерии… А первое и главное предназначение бухгалтерии – это фискальная, а она вредна для любого бизнеса. То есть ни одному бизнесмену бухгалтер, тем более главный, который учитывает налоги, не нужен. Финансовое планирование не нужно, а бухгалтерия – штука, нужная государству, чтобы следить за нами, бизнесменами. Государство всё больше и больше переходит на цифру, и в момент, когда совершается какая-либо внешняя транзакция в компании – кто-то купил мороженое или ботинки в случае Ralf Ringer, – сразу все налоги посчитались, все льготы учлись, всё списалось, и электронный документооборот – это уже данность. Соответственно, стандартному бухгалтеру, который не занимается финансовой аналитикой, каким-то финансовым планированием, работой с банками, кредитами и так далее, а просто занимается первичкой, например, и налоговому учету, ему места уже нет. Всё лишнее уже всё в цифре. Де-факто эти люди еще работают и де-юре работают, но де-факто не нужны, и в ближайшие 10 лет количество бухгалтеров сократится в 10 раз. И если бухгалтер – не финансовый аналитик, не бизнес-аналитик, не человек про бизнес-метрики, а просто человек про цифры и про учет, то учетная бухгалтерия уже мертва, а дальше количество бухгалтеров будет сокращаться, сокращаться и сокращаться. Эта профессия в катастрофической зоне риска.
Охранники – да, тоже. Камеры.
(01:03:55)
Сергей Профатилов: Алексей, спасибо вам боше за очень интересное выступление, за такую информацию, которая действительно полезна нашим участникам форума.
Алексей Захаров: Ссылки в чат сейчас отправлю.
Сергей Профатилов: Это будет очень интересно и полезно. Я думаю, что большинство участников форума являются пользователями вашего портала. Если нет, думаю, они сейчас могут это сделать.
Алексей Захаров: Ненадолго зашли и ушли.
Сергей Профатилов: Ненадолго. Я надеюсь, что вы поможете им как раз в поиске работы. Это одна из главных мотиваций, которая есть сейчас у очень многих людей, живущих в нашей стране. Думаю, что и у тех, кто пришли на наш форум.
Я бы сейчас хотел представить нашего следующего эксперта – это социолог, директор Института глобализации и социальных движений Борис Юльевич Кагарлицкий.
Борис Кагарлицкий: Добрый день. Я пришел немножко с опозданием, поэтому не слышал всё, что говорили мои предшественники.
Россия формально до недавнего времени являлась страной с низкой безработицей, в то время как, на самом деле, это не совсем хорошие новости, по крайней мере для развитых стран. Низкая безработица связана с целым рядом факторов, социально достаточно неблагоприятной была. Первый из них – это очень низкая заработная плата. Мы понимаем, что зачастую в условиях низкой заработной платы проблема безработицы стоит не так остро, потому что люди соглашаются на очень низкую заработную плату, соответственно, соглашаются условно на любую работу, на которую работник в более развитых странах не соглашался бы.
Во-вторых, сочетание низкой заработной платы с еще более низкими унизительными и комичными уровнями пособий по безработице, которые сейчас немножко приподняли, но они всё равно остаются крайне низкими. И дополняются еще бюрократическим кошмаром. Это сейчас очень многие люди наблюдали, когда начали пытаться регистрироваться как безработные. Только что мы говорили, что у нас регистрируют не больше трети безработных, и это уже достижение, что, хотя бы треть зарегистрирована. Но понятна одна из причин – людям совершенно не нужно регистрироваться, потому что вы проходите через бюрократический ад и получаете грошовые пособия. Строго говоря, реальному безработному, человеку, который реально ищет работу, ему лучше не тратить время на оформление пособия, а тратить ровно это же время на поиски работы или подработки (может быть, какие-то серые, нелегальные и так далее).
Следующий фактор – хорошо известная ситуация с серым, нелегальным или полулегальным рынком труда. У нас доля серой, неофициальной, неоформленной занятости очень высока по сравнению с развитыми странами. В результате мы имеем очень низкие показатели безработицы, потому что люди, с одной стороны, работают нелегально, с другой стороны, не регистрируются в качестве безработных. Причем по этому поводу пензенский социолог Анна Очкина делала очень любопытные расчеты, которые показали очень странные результаты. Обычно сравнивают официальные данные и методику Международной организации труда (МОТ), и говорят, что по методике МОТ всегда получается больше безработных, чем по официальным данным. Это во всех странах более-менее это явление наблюдается. Говорят, что у нас безработных больше. Очкина когда начала анализировать цифры, пришла к неожиданным выводам, что по методике МОТ учитываются не те люди, которые зафиксированы у нас в качестве официальных безработных. Иными словами, это не больше и меньше, а это вообще разные массивы, разные люди.
И вывод возник очень неожиданный и парадоксальный, что у нас очень часто безработными как раз числятся люди, которые на самом деле работают, но просто работают неофициально, и, наоборот, значительная часть безработных у нас в качестве безработных не учитывается, потому что они просто ищут работу и не занимаются всеми этими бюрократическими оформлениями, и так далее. При этом важно, что на самом деле безработными числятся люди, нелегально работающие. Поэтому у нас с данными полная чепуха, неразбериха, и реальный уровень безработицы остается статистической или социологической загадкой.
К этому добавим еще несколько фактов. Известный классический фактор – задержки заработной платы. В России возможны длительные задержки выплаты заработной платы, до нескольких месяцев, а доходило до полугода. Вообще говоря, в большинстве развитых стран в подобной ситуации людей бы уволили. Но у нас выгоднее не увольнять людей, и одновременно не платить им заработную плату. Безработными они не числятся, заработную плату они получают. Предположительно эта заработная плата будет выплачена позднее с задержкой. Будет она выплачена или нет – это вопрос. Скорее всего, будет, но как минимум мы получаем парадоксальную ситуацию, когда во время трудностей у предприятия оно просто задерживает зарплату своим работникам, в то время как в условиях более-менее развитого капитализма, по крайней мере западного типа – не беру Перу, Мексику, Боливию, западноевропейские или североамериканские страны, – этой ситуации компания людей бы увольняла. У нас она их не увольняет, при этом заставляет работать, и зарплату не платит. Это чисто российское явление.
Был период, когда процент этих, условно говоря, бесплатно работающих сотрудников сокращался, и количество историй с невыплатой заработной платы сокращались. Где-то в первой половине 2000-х можно было говорить об улучшении ситуации, нормализации. Но начиная с 2014 года опять тенденция показывает рост количества людей, которые оказываются в ситуации неоплаченного или отложенного по оплате труда.
Даже если труд будет в итоге оплачен, что не гарантировано, мы видим ситуацию кредитования предприятия со стороны работника своим трудом. Но это ситуация абсолютно ненормальная и абсолютно специфичная все-таки для России. Повторяю, это не свойственно странам с развитыми формами капитализма или правового государства, это нетипично и для периферийных стран, потому что в странах периферийных люди в такой сти9и просто либо начинают умирать с голода, либо устраивают бунты. А у нас они продолжают бесплатно работать. Это специфика именно России, постсоветского общества, где определенные минимальные социальные гарантии, так или иначе, людям обеспечены. Если вам не платят заработную плату, значит, вы сразу умрёте. В каком-нибудь Бангладеш это означает, что вы просто умрете. В России – нет. Поэтому тут дело не только в терпеливости российских трудящихся, но и все-таки ом, что все-таки у нас есть определенные условия, которые позволяют семьям, домохозяйствам выживать в подобных условиях.
Наконец, достаточно стандартная ситуация связана с тем, что у людей есть пресловутые дачи, подработки, остатки натурального хозяйства, что Симон Кордонский называет гаражной экономикой. Я не большой поклонник Кордонского и всей этой концепции, но надо отметить, что здесь они поймали некоторую тенденцию. На мой взгляд, она гораздо менее значимая в социологически чем масштабах, чем представляют поклонники школы Кордонского, но, тем не менее, факт есть. Вы можете поехать на дачу, копать картошку и перейти на подножный корм.
Опять же, ситуация маловероятна где-нибудь в Дании, Швеции, или даже в Италии с ее, может быть, более теплым климатом, и так далее.
То есть слабая формализация, слабое регулирование трудовых отношений, в сочетании с огромным количеством неформальных практик, иногда характерных для периферийного капитализма, иногда уникальных, специфичных именно для России. Суммарно всё это создавало стабильную ситуацию низкой безработицы, которая, как мне кажется, власть абсолютно устраивала на протяжении предыдущих лет. Проблемы вроде, как и нет. Не критично, не жалуются, терпят, бунтов не устраивают, и даже пособий особенно не требуют. Поэтому чего с этим возиться? Люди как-то сами устроятся.
Эта же логика определила поведение нашего государства во время пандемии, потому что если мы смотрим уровень поддержки граждан в основных индустриальных странах, то видим, что Россия твердо находится на последнем месте. Ни одно государство из развитых индустриальных стран не вело себя так жестко с гражданами. Мы видели, что разные западные страны тратили по 30–40–50% ВВП (в Италии порядка 50% ВВП) на поддержку граждан во время пандемии. Кто победнее, может быть, 20%. Россия потратила 3,5%. Это уникальная ситуация. Причем эти 3,5% – там еще прямых выплат неполная сумма. 3,5% – это всё в совокупности, а прямых выплат меньше. Надо сказать, что в этом случае Россия уже отстала от некоторых развивающихся стран. То есть если мы возьмем страны, которые относятся к капиталистической _____ (01:15:16), многие из них дали лучшие показатели по этим параметрам.
Тем не менее, мы сейчас оказываемся в специфически новой ситуации, что все-таки безработица всё больше из неформальной переходит в формальную, из проблемы граждан она всё больше становится проблемой экономики и государства. В этом случае кому-то может даже показаться хорошей новостью – Россия становится нормальным капиталистическим государством со всеми нормальными проблемами. То есть этот ресурс неформального абсорбирования кризиса занятости, на мой взгляд, практически исчерпан, то есть мы переходим к ситуации растущей формальной безработицы со всеми вытекающими отсюда вызовами, в том числе для государства, которому придется выстраивать нормальную систему поддержки безработных, службу занятости. Потому что то, что у нас имеется – полная фикция, абсолютно неполноценно для индустриальной экономики. По-хорошему, государство должно сейчас взяться за это. Не знаю, возьмутся они или нет. Думаю, они будут надеяться, что всё рассосется в очередной раз само собой, но думаю, что уже не рассосется.
Константин Бабкин: Спасибо за обстоятельное выступление. Действительно, возвращаться на подножный корм к натуральному хозяйству, к огородам – наверное, это невыход и не решение проблемы безработицы.
Борис Юльевич, к вам поступил вопрос перед началом нашего форума. _____ (01:16:52) Мухаммедов Искандер Гайратович из города Калуга хочет задать вам вопрос: «Какие факторы будут определять тенденции развития рынка труда в России в 2021 году?». Вы много сказали про тенденции. Сформулирую более просто вопрос: в 2021 году правительство начнет исправляться, решать проблему, или нам еще придется в следующем году терпеть и ждать, когда же начнется выход из кризиса?
Борис Кагарлицкий: Проблема не в том, начнут они справляться или нет, а в том, что всё очень запущено. Если мы хотим, например, сделать нормальную службу поддержки занятости, которая бы работала, а не была фиктивной, то это всё равно нельзя сделать за один год, а тем более за два-три месяца. Даже если государство захочет исправляться, ему придется довольно серьезно и долго работать над созданием соответствующей хорошей бюрократии, которая бы обеспечила трудоустройство.
Константин Бабкин: Сейчас эта работа пока не начата.
(01:17:59)
Борис Кагарлицкий: И еще один момент. Наше государство действует реактивно, а не системно. Они реагируют на отдельные конкретные вызовы. Соответственно, они точечно пытаются решать проблему, вместо того, чтобы адресоваться к источнику проблемы.
Сергей Профатилов: Борис Юльевич, спасибо большое за очень интересный разговор и ответы на вопросы наших слушателей.
Сейчас мы переносимся в город Санкт-Петербург, у нас сейчас более телемост. На связи форум «Устойчивое развитие».
Константин Бабкин: Василий Александрович, добрый день.
Василий Мельниченко, председатель движения «Федеральный сельсовет», председатель хозяйства «Галкинский» Свердловской области, лидер партии «Возрождение аграрной России».
Василий Мельниченко: Здравствуйте.
Константин Бабкин: Что вы нам расскажете про безработицу, Василий Александрович?
Василий Мельниченко: Прямо сейчас скажу вам, что на форуме «Устойчивое развитие», который сегодня проходит в Санкт-Петербурге, первым мотивом мы озвучивали, что союз рабочих, крестьян и трудовой интеллигенции во главе с общественными лидерами нашего движения, такими как Бабкин, Мельниченко, Грудинин, Серебряков и иные – перечислять можно долго, – перестроят Россию снизу. Мы обязательно сделаем первейшее условие – это равенство всех перед законом. И обязательно – и это мы озвучиваем – равенство всех доступа к ресурсам. Без этого не может быть вовлечения миллионов граждан в экономический оборот. Без этого мы не преодолеем безработицу, а значит и бедность. Мы озвучили то, что национальные проекты 2018 года, к сожалению, Правительство даже отказалось выполнять. Да, подписанные и принятые президентом национальные проекты сегодня Правительство отказалось выполнять. Они их перенесли куда-то.
Они снова говорили о территориях какого-то опережающего развития, на что я сделал поправку, что они плохо знают русский язык. Опережает развитие только катастрофа. ТОРы – это не просто вчерашний день, а это преступление.
Поэтому, конечно же, нам нужен союз рабочих и крестьян. Сельское хозяйство действительно может быть локомотивом роста экономики, и таковым надо его делать. Сельское хозяйство, сельские территории, развитие сельских территорий – основной заказчик всей промышленности России. И мы не просто должны сейчас дать заказ на комбайны и тракторы. Нам нужно 66 тыс. комбайнов, нам нужно 160 тыс. тракторов. Только когда все мы начнем работать в сфере товарного производства, тогда мы не будем позорные по ВВП, позорные по уровню жизни. Конечно, труд и только труд может нас привести к нормальной жизни. Не забывайте, что мир поменялся. И надежда на то, что снова нефть, и будем Арктику копать и добывать – это неправильная надежда. Скоро Словакия, Словения и Чехия забудут про Россию. Нефти не надо будет, идет другая энергетика, другой уклад жизни. Человейники, муравейники не будут больше строиться. Мы все ходим по земле. Даже партия «Единая Россия» говорят обо всех нас. И все уйдем в землю. Но нам нужно сберечь Россию для себя, себя сберечь для России.
От нашей секции Устойчивого развития сельских территорий и нашего круглого стола вам большой привет. И я хочу прямо показать наших представителей – это члены «Красивая Россия», самая многочисленная партия наших многочисленных девушек. Всем вам привет и успехов!
Константин Анатольевич, мы будем во власти. Я вчера дорогу в Кремль изучал уже.
Константин Бабкин: Спасибо за яркое выступление, как всегда.
Передаем привет вашему форуму. Надеюсь, что он прошел успешно, содержательно, и проходит.
Да. Я пригласил на Агросалон. От имени Агросалона пригласил всех участников Форума. А также вручил приглашение председателю Высшего совета партии Борису Вячеславовичу Грызлову, и сказал, что у меня в офисе золотая карта, привезем ему в офис. Всё нормально. Спасибо.
Константин Бабкин: Три партии встретятся на Агросалоне: Единая Россия, Возрождение аграрной России, Партия Дела. Объединять усилия на благо реального сектора, сельского хозяйства, промышленности.
(01:23:38)
Василий Мельниченко: Да. укоренение и сбережение народа, его размножение. Мы этим будем заниматься, это будем делать.
Всё нормально. Мы мужики и нам всё по плечу. До свидания!
Константин Бабкин: Кто не понимает тех вещей, о которых мы сейчас говорим, со временем поймут, и наконец у нас начнется вывод страны из кризиса.
Сергей Профатилов: Коллеги, наш пресс-центр уже подготовил вопросы для спикеров. Давайте послушаем их. Также мы получили вопросы через регистрационную форму и чат. Часть вопросов уже озвучили и ответы услышали. Но сегодня, думаю, мы еще пообщаемся с экспертами.
Первый вопрос я бы хотела, чтобы задало информационное агентство «Накануне.RU» Михаилу Делягину.
У нас проблемы со связью.
Давайте попробуем включить информационное агентство «Регионы России», которые адресуют вопрос Андрею Бережному.
Наталья Вербицкая: Добрый день. Любые экономические проблемы предприятия отражаются и на его сотрудниках. Сможет ли обувная промышленность пережить кризис без существенных потерь, в том числе кадровых? Удалось ли этого достичь в вашей компании?
Сергей Профатилов: Андрей Бережной у нас временно отсутствует. Вопрос принят. Думаю, у нас будет возможность включить Андрея и услышать ответ.
Константин Анатольевич, но вы тоже промышленник, поэтому вы тоже можете ответить.
Константин Бабкин: Если говорить про компанию Ростсельмаш, Председателем совета директоров которой я являюсь, отражается ли ее финансовое и экономическое самочувствие на сотрудниках? Мы стараемся как руководство компании сглаживать такие сезонные колебания, колебания конъюнктуры. Стараемся, чтобы они минимально отражались на наших сотрудниках или вообще не отражались. Сотрудники должны работать в нормальном ритме – и производство, и продажа, и сервис – вне зависимости от текущей конъюнктуры. Но не всегда это удается. И когда бывают серьезные падения, если рынок падает на 30% к предыдущему году, притом, что мы готовились вырасти на 30% – а это было году в 2008-м, наверное, – если рынок падает на несколько лет и не может вырасти вновь, то иногда приходится прибегать к сокращениям персонала, не так быстро наращивать размер заработных плат. Поэтому полностью абстрагировать компанию от внешних условий невозможно. Думаю, это относится и к компании Ralf Ringer.
Другое дело, что сегодня мы обсуждаем ситуацию в масштабах всей страны, экономики. И мы видим, если посмотрим на историю нашей страны или любой другой страны, то увидим, что это экономическое развитие всегда и везде приводит к росту благосостояния людей.
Китай 35 лет назад сильно отставал по уровню жизни от нашей с вами страны, китайцы работали за чашку риса в день. Это еще на памяти ныне активного поколения. А сейчас Китай уже обошел Россию по уровню жизни, причем сильно. Вследствие чего? Бурного развития своей экономики. Поэтому, может быть, в какой-то конкретной компании руководитель не доплачивает своим сотрудникам, что, наверное, бывает, хотя и не так часто. Это редкое явление, что неадекватный человек, руководствующийся полностью сиюминутными своими интересами, абстрагированный от интересов своих партнеров, сотрудников, перекладывает нагрузку на своих работников. Но в целом этих сотрудников может перехватить другая компания. И так далее.
Поэтому сквозная идея, с которой мы начали, и которая звучала в каждом из сегодняшних выступлений, в том числе у Василия Мельниченко, что только труд, только созидание, только развитие реальной экономики сможет дать гарантию всем нам, людям труда, людям дела. Всем гражданам – и пенсионерам, и младенцам – может дать уверенность в своем будущем только развитие реального сектора экономики, реализация потенциала нашей страны.
Сергей Профатилов: Если Андрей Александрович вернется, то это будет уже развернутый ответ, который покажет ситуацию в нескольких предприятиях с точки зрения нескольких экспертов. Это здорово.
Предлагаю двигаться дальше в серии вопросов и ответов нашим экспертам. Сейчас я бы хотел зачитать вопрос, который задавали при регистрации наши участники. Вопрос задает Криворотов Андрей Константинович из города Москва Михаилу Делягину: «Каковы, на ваш взгляд, оптимальные уровни безработицы для обеспечения динамичного экономического роста, и с точки зрения либерального блока Правительства?».
(Технический разговор.)
Сергей Профатилов: Что-то у нас со связью сегодня. Надеюсь, Михаил Геннадьевич к нам вернется в студию, и мы все-таки сможем задать ему вопрос.
Я бы хотел задать вопрос, который адресовал Прохоров Сергей Львович из Москвы Константину Бабкину: «Константин Анатольевич, скажите, пожалуйста, сколько может быть создано рабочих мест к 2030 году при переходе экономики России на концепцию нового курса?».
Константин Бабкин: Если будет разумная экономическая политика в нашей стране, думаю, что в стране не будет безработицы. В современном мире важно соблюдать баланс: не создавать слишком много рабочих мест, чтобы не стимулировать излишнюю миграцию, но надо обеспечить своих людей работой. И это уже задача правительства – наладить такой баланс.
Сегодня в мире живет 7,5 млрд людей, и, наверное, каким-то людям надо будет менять свою культуру и менять свое восприятие, потому что для всех 7,5 млрд людей, наверное, не хватит все-таки работы при современном уровне механизации, компьютеризации и автоматизации.
А Россия велика, при этом население в России не так велико относительно территории. Плотность населения у нас раз в 10 меньше, чем в Евросоюзе, Китае, Америке. Поэтому при разумной экономической политике безработицы не будет. Будет создано пока 10 млн рабочих мест, сколько сегодня безработицы. Думаю, что это можно создать в течение пяти лет, и дальше поддерживать такой уровень, чтобы все наши люди занимались творческой деятельностью, получали нормальные вознаграждения, и дальше развивать нашу страну в балансе общества и экономики, балансе общества, экономики и природы, не разбазаривая ресурсы, не засоряя атмосферу. И дальше глобальная цель – жить в гармонии с природой и гармонии с миром.
Сергей Профатилов: Константин, спасибо большое. Пока вы отвечали, я посмотрел наилучшие вопросы из чата. Я бы хотел сейчас задать их вам.
Вопрос задает участник под ником «СКД Степанишина»: «Что ждет Россию, если будет волна COVID-19?».
Константин Бабкин: Еще одна волна? Продолжение экономического кризиса, продолжение стагнации. Мы будем жить в стагнации, будем испытывать на себе еще одну волну кризиса COVID, это нефтяной кризис или какой-то политический кризис. Будут разные фазы кризиса. Мы их уже видели за 30 лет: и дефолты, и другие виды кризисов, связанных с санкциями. Будет накатывать волна за волной, пока мы с вами ни займемся делом, ни станем строить реальную экономику, ни создадим условия для реализации потенциала наших людей.
Еще раз перефразируя вопрос, начнется ли это движение вверх в этом году – нет. В следующем году есть надежда, что начнет улучшаться ситуация в плане политики правительства. Потому что мы видим, что ключевая ставка постепенно начинает снижаться. Уже просто высокая, а не космические значения имеет ключевая ставка. Протекционизм уже перестал быть ругательным словом, и поддержка своих производителей иногда проваляется. Мы пока не видим снижения налогов, налоговый прессинг растет. Но будем поднимать эту тему и давить на правительство, чтобы началось движение в обратную сторону. У нас есть шанс — это движение начать в следующем году. И не сразу, постепенно, шаг за шагом, капля за каплей, надеюсь, будем улучшать политику правительства, будем этого добиваться. Нам много предстоит работать в следующем году в этом плане и в других странах. Надеюсь, что ситуация постепенно начнет выправляться.
Сергей Профатилов: Спасибо большое.
Наши помощники говорят, что восстанавливается потихонечку связь и возможности общаться с нашими экспертами. Сейчас Андрей Александрович Бережной имеет возможность включиться в общение и ответить на вопрос наших журналистов.
Наталья Вербицкая: Андрей Александрович, добрый день. Любые экономические проблемы предприятия отражаются и на его сотрудниках. Сможет ли обувная промышленность пережить кризис без существенных потерь, в том числе кадровых? Удалось ли этого достичь в вашей компании?
Андрей Бережной: Спасибо за вопрос. Мне очень сложно говорить про всю обувную промышленность. Это первое.
И второе. Сейчас пока говорить о завершении кризисных явлений рано, поэтому можем говорить сейчас о том периоде, который мы уже пережили.
Я могу сказать, что наше предприятие фактически вернулось в режим обычной нормальной работы. То есть все наши фабрики работают, практически все магазины работают, и мы выпускаем обувь, так же, как и раньше.
Будет ли так продолжаться дальше, сказать сложно. Я в своем выступлении на форуме сказал, что переходящий остаток непроданной обуви с весны является существенным дезорганизующим фактором. Это первое.
Однако есть для нас и другие положительные факторы, которые принес кризис. Все-таки наша компания достаточно крупная и обладает существенным запасом прочности, запасом надежности, которым многие наши конкуренты не обладают, поэтому, возможно, мы пострадали меньше, чем другие. И место от других на рынке освобождается. Мы пытаемся этим воспользоваться.
Есть цифра, которая публиковалась в прессе, что на уровне 30% или в районе этого обувных магазинов после открытия ритейла не открылись. Понятно, что для нас это шанс. Уходят конкуренты, уходят те, которые тоже продавали обувь.
К сожалению, это никак не влияет на рынок в целом, поскольку всё равно при в целом снижении экономической активности, при росте безработицы люди покупают в целом в России обуви меньше, и это не есть хорошо. Рынок не растет. Поэтому успех любой компании на этом рынке означает неуспех кого-то другого. К сожалению, это грустно, но это так.
Если бы экономическая политика повернулась от логики «экспортируем сырье, импортируем всё необходимое» к «производим всё необходимое разумно максимально внутри», тогда, скорее всего, и заработные платы, и всё остальное росли бы, и рынок потребления рос бы. Тогда росли бы предприятия не только потому что кто-то страдает. Но на сегодня, к сожалению, этого нет.
И Константин Анатольевич говорил, что необходимо своей активностью воздействовать на политику правительства. Мое мнение, что это абсолютно правильная идея. И что добиваться разумного протекционизма, добиваться того, чтобы экономическая политика, налоговая политика, тарифное регулирование, импортное регулирование способствовало росту производства внутри страны – это и есть цель политики. Пока она, к сожалению, не задекларирована.
Константин Бабкин: Спасибо.
Сергей Профатилов: Спасибо большое. Движусь снова с вопросами от наших участников. Пользуясь возможностью, хотел бы задать вопрос Игорю Евгеньевичу Бельских. Вопрос хотел адресовать от жительницы Краснодарского края Марцевой Татьяны Геннадьевны: «Борьба с безработицей должна осуществляться на федеральном или местном уровне, как вы считаете?».
Игорь Бельских: Спасибо за вопрос. Борьба с безработицей должна быть на всех уровнях, и самый главный уровень – думаю, это федеральный, потому что там должны принимать соответствующие регулятивные решения, определенные нормативы и так далее. А локальный уровень должен всё реализовывать и учитывать пожелания, потребности регионального рынка труда.
Что делать? Мне кажется, самое главное – помочь тем, кто безработный.
Второй момент: как создавать рабочие места? 15 млн рабочих мест надо создавать, судя по потребностям национального рынка труда, в ближайшие 5–10 лет. В данном случае разумный протекционизм, какие-то другие меры, возможно, будут способствовать формированию рабочих мест.
Так что борьба должна быть на всех уровнях, всё важно. Спасибо.
Сергей Профатилов: Спасибо большое.
Еще один блиц-вопрос я бы хотел адресовать Алексею Захарову. Вопрос задает Толстогузов О. В., Республика Карелия: «Каково соотношение формальной и неформальной занятости в предложениях высокооплачиваемой работы на портале Superjob.ru?»
Алексей Захаров: Если мы будем говорить именно про портал Superjob.ru, то неформальная занятость там минимальная. Она на то и неформальная, что проходит мимо таких крупных ресурсов как Superjob.ru. Наверное, проскальзывают у нас какие-то работодатели, которые в серую нанимают людей, может быть, даже в черную, но это вряд ли даже 1% от тех, кто есть на Superjob.ru. Superjob.ru – это в основном приличные работодатели. Если мы узнаем, что там чернуха сплошная, мы просто блокируем.
Константин Бабкин: Понятно, спасибо за ответ. Спасибо за работу всем нашим экспертам, всем, кто задавал вопросы. Боюсь, что на все вопросы мы сегодня не ответили, как в буквальном смысле, так и в переносном -мы не смогли всем найти работу. Но я думаю, что мы сделали очень важные вещи. Мы еще раз озвучили обществу, сказали правительству – уверен, что наши идеи дойдут до людей, обличенных властью, что «Ребята, заниматься надо развитием реального сектора. Надо думать, не только о деньгах, не только о борьбе с инфляцией, не только о накоплении денег на счетах, не только об экспорте баррелей нефти». Мы живем в странном мире, когда более 10 млн людей в нашей России сидят без работы, хотя поля стоят не распаханные, заводы стоят не запущенные, не загруженные на полную мощность. Мы импортируем на 250 млрд долл. в год различных потребительских товаров, которые могли бы у себя производить теми самыми людьми, теми самыми ресурсами, которых у нас очень много. В деньгах мы тонем.
Из этого странного мира надо выходить, надо возвращаться в реальность, надо мыслить рационально, надо развивать экономики других стран и свою экономику, свою промышленность, свое сельское хозяйство. У нас всё для этого есть кроме правильной политики, правильной экономической политики.
Только что, уважаемые члены правительства, давайте-ка меняйте свой образ мышления. Россия – это не придаток других стран, Россия – не источник сырья для других стран. Россия и ее народ – это главная ценность. И надо инвестировать сюда, создавать условия для реализации огромных талантов наших людей. Тогда всё будет хорошо, и тогда люди будут вас любить.
Поэтому спасибо всем и желаю успехов!
Сергей Профатилов: Константин, спасибо! Я бы хотел сказать еще несколько очень важных слов. Надеюсь, для многих участников нашего форума сегодня эти слова будут также полезны.
Мы сегодня говорили о том, что очень многие из нас оказались в очень уязвленном состоянии, оказавшись без работы, и вынуждены искать новую работу.
Я уже практически 20 лет занимаюсь в том числе карьерным консультированием людей, и помогаю людям построить успешную карьеру. И я, поверьте мне, очень хорошо знаю, как и что нужно делать для того, чтобы построить успешную карьеру, для того, чтобы состояться, как минимум найти работу и быть всегда трудоустроенным.
Я сейчас вам перечислю пять советов, которые всегда даю людям, которые ко мне обращаются, с кем мы общаемся на эту тему. Надеюсь, эти советы вам окажутся также полезны.
(01:47:23)
Если вы ищете работу или оказались сейчас по каким-то причинам без работы, и вам сейчас предстоит заняться поиском работы, первое, что вы должны сделать – посмотреть на свое отношение к этому действию. Поймите, поиск работы – это отдельная работа, поэтому начинайте и готовьтесь, что вы будете много-много в этом направлении действовать. Соберитесь, пожалуйста, с силами. Поймите, что сейчас, с одной стороны, из-под вас ушла точка опоры, а с другой стороны, у вас открылось окно возможностей. Очень может быть, что вы никогда бы не сделали шаг в сторону работы своей мечты, если бы ни случилось то, что случилось. Поэтому отнеситесь к этому с позитивной точки зрения и начинайте действовать. Это первый совет, который я бы хотел сказать, один из пяти, которые я сегодня озвучу. Первое – ваше отношение. Спокойствие, сосредоточение, фокус и начало работы.
Второй совет, который я бы хотел вам озвучить: будьте, пожалуйста, гибкими, смотрите шире. Если вы работали на какой-то профессии, вы кем-то работали, может быть, вам нужно сменить профессию. Посмотрите, насколько востребована ваша профессия. Может быть, вам нужно что-то дополнительно изучить, что-то освоить, закончит какие-то курсы повышения квалификации, изучить что-то в интернете. Может быть, это самое время для того, чтобы кардинально поменять то, чем вы занимались всю жизнь. Подумайте об этом. Старайтесь шире смотреть и быть гибкими. Это второй совет, который я хотел бы вам дать.
Третий совет. Общайтесь. Работа сама к вам не придет, поверьте мне. Повторюсь еще раз: она сама к вам не придет. Вам нужно как можно больше общаться среди своих коллег, родственников, друзей. Вам нужно коммуникации устраивать через профессиональные порталы, хантинговые, через порталы по поиску работы, в том числе такие как Superjob.ru, который сегодня у нас присутствовал. Эти порталы позволяют вам дойти и выйти на потенциальных работодателей.
Пишите и расклеивайте объявления рядом с теми учреждениями, где вы бы хотели работать. Шлите свое резюме, коммуницируйте с организациями, где бы вы мечтали работать, продолжайте действовать.
Четвертое. Будьте активны. Общение – это не залог того, что вы автоматом найдете работу. Вам нужно много-много действовать. Поэтому сейчас ваша работа – это поиск работы. Я много об этом говорил.
Четвёртый совет. Каждый В день старайтесь предпринять максимальное количество действий по поиску работы. Позвонить, написать, послать резюме, посмотреть и ответить на отклики, и так далее. Каждый день, как вы работали с 09:00 до 18:00, вы сейчас должны искать работу с 09:00 до 18:00, это сейчас ваша работа.
И последний совет, который касается очень во многом и того места, где вы сейчас находитесь – нашего форума, – и тех людей, в окружении которых вы находитесь. Дело в том, что сегодня, найдя работу, вы решите эту задачу здесь и сейчас. Но стратегическое решение задачи лежит не в плоскости конкретных ваших действий, а лежит в плоскости того, что мы должны объединиться вместе и сделать так, чтобы в нашей стране был экономический рост. Будет экономический рост – работа будет всегда и у вас, и у всех, кто вас окружает, потому что экономический рост означает востребованность людей любых, многих профессий.
МЭФ – как раз та площадка, которая объединяет людей. И спасибо большое, что вы пришли, и что вы сегодня с нами. И это тот, может быть, самый главный шаг в вашей жизни.
Я вас прошу, пожалуйста, оставайтесь с нами. Дело в том, что мы обсуждаем очень многие темы. Приходили на следующие заседания Московского Экономического Форума, где мы обозначаем разные темы, обсуждаем не только безработицу.
И еще. У нас есть серьезное общественное некоммерческое движение «Новый курс», и идеология, в которую мы вложили всё, что касается будущего нашей России, где собираются люди любых профессий, абсолютно любых возрастов. Мы собираем людей, которые готовы общаться вместе, обсуждать вместе вопросы, в том числе приходя на форум, и делать какие-то полезные дела. Мы предлагаема очень много разных конкурсов, разных полезных вещей, которые участники нашего нового курса делают.
Об этом всём вы можете узнать на сайте новыйкурс.рф.
Следите за МЭФ и за нашими заседаниями, которые проходит.
И последнее, что я бы хотел сказать, прежде чем передам слово Константину Анатольевичу для того, чтобы он завершал сегодняшнее мероприятие. Я специально создал мастер-класс для вас, он называется «5 шагов, как найти работу своей мечты». Он бесплатный, находится в свободном доступе. Он будет для скачивания на сайте новыйкурс.рф. На следующей неделе он будет доступен. Приходите и следите за тем, когда он появится. Скачивайте, пожалуйста, смотрите, анализируйте, предпринимайте действие и будьте, пожалуйста, с нами.
Константин Бабкин: Успехов всем! Будьте оптимистами. Всё будет хорошо. Делать мы должны все вместе, и всё у нас получится. Спасибо!
Сергей Профатилов: Спасибо большое! До новых встреч!
(01:53:31) (Конец записи.)

Более подробная информация — в журналах РБА

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Яндекс