18.12.2012 9:16
добавлено:
рубрика:

Бренд под защитой

Защита товара от подделок — больная тема для многих сегментов потребрынка. Решений здесь было предложено немало, производители многое перепробовали — и во многом же успели разувериться. Так что стартапам, решившим предложить в этой области что-то новое, приходится непросто. Предприниматель из Екатеринбурга Павел МЕДВЕДЕВ, придумавший технологию определения подлинности товара с использованием QR-кодазнает об этом не понаслышке. Но и упорства ему не занимать.

С рутиной стартаперского фандрайзинга кандидат экономических наук Павел Медведев знаком досконально. Чтобы получить первые деньги на проект, он два года выступал с презентациями своей идеи где только возможно — в «Клубе менторов», на форуме StartUp Eurasia, в Фонде Бортника, в «Минуте технославы» на уральской выставке «Иннопром». Он даже побил местный рекорд, четыре раза приняв участие в конкурсе Инновационного центра малого и среднего предпринимательства Свердловской области. «Когда в июле 2011 года, — вспоминает Павел, — я выступил в третий раз и не получил гранта, то переписал презентацию, вызубрил назубок каждое слово из нее и спустя два месяца вновь предстал перед жюри. На этот раз деньги мне дали — видимо, от страха, что я буду ходить вечно». Дело сдвинулось с мертвой точки: благодаря победе в конкурсе появился стартовый капитал для развития проекта — 500 тыс. рублей.

Это сегодня его конструкторское бюро «Север» — резидент Сколкова и полноценная команда. Еще полгода назад всю работу Павлу Медведеву приходилось выполнять собственными силами: искать деньги, совершенствовать технологию, бороться за интерес к ней у недоверчивых окружающих. Тогда же не было ни юридического лица, ни интеллектуальной собственности — один только энтузиазм автора идеи.

Правда за клик

Технология, придуманная Павлом Медведевым, основана на использовании QR-кода и принципов геолокации, что и отражено в аббревиатуре, в которой предприниматель «зашифровал» суть свой разработки, — QRGL (последние две буквы — от англ. geo location). Внешне QRGL-этикетка, придуманная им, ничем не отличается от QR-кода. Для ее создания можно использовать как бумагу, так и пластик. Запатентованная идея кроется в «начинке». Товару с такой этикеткой автоматически присваиваются уникальный номер, зарегистрированный в базе данных, и ссылка на сервер центра проверки. Для проверки подлинности товара покупателю понадобится несколько секунд и всего один клик — чтобы считать код с товара специальной программой QRGL-reader, установленной в смартфоне. После анализа запроса пользователю выдается итоговая информация о товаре.

Рассказывая о своей технологии, Павел Медведев делает особый акцент на способность системы анализировать историю запросов, в том числе и на основе мест выполнения проверок. «Суть состоит в том, что если код уникальный, то его не могут одновременно проверять потребители из Москвы и Челябинска, — объясняет изобретатель. — Товар, как правило, находится в конкретном магазине, он не перемещается из одной точки продаж в другую. Такое возможно только с автозапчастями или эксклюзивными дорогими товарами вроде часов Breguet, но и то лишь в пределах города и в определенных ситуациях».

Придумать — мало, нужно еще ухитриться запатентовать. Первый вариант технологии, представленный Медведевым, специалисты по патентному праву назвали непатентоспособным. Пришлось «докручивать» идею и мудрить с составлением формулы изобретения для патента. А параллельно удалось получить в Инфраструктурном хабе Екатеринбурга около 40 тыс. рублей на патентование. «В итоге я все-таки победил экспертов, — рассказывает предприниматель. — Правда, пришлось изучить семьдесят страниц Административного регламента Роспатента, написанного сложным юридическим языком. И это, как оказалось, самое страшное, что я читал за всю свою жизнь».

Полученные знания пригодились еще раз: вскоре в голове у Павла появилась идея усовершенствования технологии, связанная с использованием геолокации, и в начале года он подал заявку на новый патент. А к маю завершил прототип коммерческого сервиса, который показал, что его QRGL действительно работает.

На создание софта понабилось 350 тыс. рублей. Часть денег, выигранных на конкурсе, ушла на разработку сайта. Дальнейшее хождение в поисках грантов оказалось безрезультатным: ни на одном из конкурсов его система защиты от подделок не стала сенсацией. Более того, многие открыто посмеивались над самонадеянным молодым человеком и советовали бросить это безнадежное дело. Однако в конце концов ему повезло: на одном из мероприятий в середине лета он встретил инвестора, которого проект заинтересовал. Тут уже все пошло по-другому: масштаб увеличился, градус амбиций у проекта повысился. Один из важнейших пунктов теперь — запуск активных продаж (в том числе в Европе) через сеть партнеров и выпуск готового приложения на основе уже имеющегося работоспособного макета. Предполагается, что команда проекта расширится до 20 человек, прежде всего за счет программистов. Уже сейчас ведутся активные переговоры о сотрудничестве с фармацевтическими фирмами, производителями одежды и ювелирными компаниями.

Покупатель-эксперт

Стоит сказать, что рынок сервисов по защите от контрафакта, на который нацелилось конструкторское бюро «Север», вовсе не пуст.

По словам генерального директора НП «Антиконтрафакт» Сергея Столярова, сегодня одной из самых эффективных систем защиты продукции является бренд-контроль, активно используемый в алкогольной промышленности и в производстве запчастей. «Смысл системы заключается в том, что каждой единице продукции присваивается уникальный код, который находится под специальным защитным слоем, — объясняет Столяров. — Приобретя продукцию, вы стираете защитный слой, отправляете на короткий СМС-номер семизначное число и получаете либо подтверждение, что у вас в руках оригинал, либо предупреждение о подделке. Во втором случае вы можете на основании полученной информации предъявить претензии торговой точке». Такая система, отмечает он, защищает от подделки не только потребителя, но и производителя, поскольку присвоенный уникальный номер не может повторяться.

Бренд-контроль позволяет покупателю самостоятельно определить подлинность продукта, что немаловажно. В этом смысле он сильнее голограмм, которые в большинстве случаев мало о чем говорят обычному покупателю, да и к тому же нередко подделываются мошенниками. В компании «Голография-Сервис», занимающейся разработкой и изготовлением защитной и имиджевой маркировки для организаций, утверждают, что научить потребителя разбираться в голограмме могут только сами производители, рассказывая о ней в рекламе своей продукции. При этом в любых промоматериалах должны быть определенные ориентиры для потребителя: логотип компании, голограмма определенных размеров, микротексты.

Один из непосредственных конкурентов придуманной Павлом Медведевым QRGL-технологии — проект «Система бренд-контроля DAT», который уже обосновался на рынке.

— Современные системы идентификации можно разбить на две группы, — подводит теоретическую базу руководитель DAT Сергей Мурашов. — Первая — голограммы, метки. Это системы, в которых идентификатор подлинности находится на самом товаре. Вторая — системы с удаленно расположенным идентификатором. В этом случае само по себе наличие стикера и кода на товаре еще не выступает доказательством подлинности: информация о ней находится на сервере, а код позволяет сделать запрос в удаленную базу данных. Ведь если производитель контрафакта может воспроизвести сам товар, то у него не возникнет большого затруднения подделать и метку! При удаленной системе идентификации задача по воспроизведению идентификатора становится практически невозможной.

Опыт DAT показывает, что спрос на системы защиты от подделок среди производителей есть — особенно в сегментах, где качество товара для потребителя важнее всего. «Дело даже не в том, что государство недобирает налогов, а производитель теряет репутацию, — говорит Евгений Калабин, исполнительный директор ТД «Межреспубликанский винзавод», который использует DAT. — Потребитель, приобретая некачественный алкоголь, зачастую рискует здоровьем и жизнью».

Существуют и другие системы защиты. Так, три года назад свою инновационную разработку OpticLabel представила компания «Оптические технологии защиты». Производителям предлагалось снабжать свой товар специальной этикеткой, разработанной компанией. На ней помещались идентификационный номер и «оптический ключ» с хаотичным трехмерным узором. Повторить защитный элемент, как обещалось, невозможно было даже для производителя, поскольку структура получаемого цветового эффекта каждый раз оказывалась случайной. Вполне возможно, что OpticLabel составила бы здоровую конкуренцию QRGL-технологии, если бы проект не был приостановлен по причине отсутствия денег на развитие. Соучредитель компании Максим Груздев признался, что проект не преодолел «долину смерти».

Разрабатывая свою технологию, Павел постарался учесть все недостатки и недоработки уже существовавших систем. Голограммы ему не нравились прежде всего тем, что дорого обходятся производителю, а их смысл нужно еще постараться правильно донести до потребителя. Система бренд-контроля, при всей легкости ее использования, заставляет потребителя платить за отправленные СМС либо выбирать хотя и бесплатный, но не совсем удобный способ проверки через сайт.

В противовес уже зарекомендовавшим себя системам начинающий предприниматель выдвинул свою технологию, которая абсолютно бесплатна для пользователя и не подразумевает долгой процедуры проверки. Павел уверен, что большинство владельцев смартфонов, увидев на полке магазина товар с QR-этикеткой и вопросом «Хочешь проверить подлинность товара?», захотят поучаствовать в процедуре хотя бы из любопытства.

Закодированная реклама

Во время разработки прототипа системы у Павла Медведева родилась мысль о том, что QRGL-этикетка может стать для производителей ценным маркетинговым инструментом. «Когда человек запрашивает данные о товаре, у нас на сайте фиксируется идентификатор его смартфона, — говорит Медведев. — Мы видим, что пользователь с таким-то идентификатором проверяет, например, футбольную форму, а потом — коньяк. При наличии широкой выборки мы можем определить корреляцию. Если человек, которого интересуют футбольные атрибуты, проверяет определенный коньяк, то второй товар нужно рекламировать на матчах». Стартапер уверен, что QRGL способна превратиться в средство «офлайнового таргетирования рекламы, которого еще нет в мире». От человека не требуется заполнения анкет, его никто не опрашивает о потребительских предпочтениях (тем более что мнения не обязательно отражают правду). Система анализирует поведение: если человек проверяет товары — значит, они ему интересны как покупателю.

С точки зрения маркетинга система может быть привлекательна и для брендов одежды второго эшелона, широко представленных в Европе. «Основная проблема в том, — поясняет Павел Медведев, — что с раскрученными брендами связана история. Они рождают у покупателя какие-то образы, поскольку мы постоянно видим рекламные щиты, ролики по телевизору. О чем может рассказать человеку бренд с неизвестным названием, у которого нет денег на раскрутку?» В конструкторском бюро «Север» посчитали, что к QR-коду можно привязать промовидео такого бренда, что частично решит проблему узнаваемости бренда и повысит его цену.

Таким образом, к основной идее о проверке подлинности товара постепенно прирастают возможности расширения рынков сбыта и сбора маркетинговой информации для производителя. К технологии QRGL, как оказалось впоследствии, хорошо привязываются и программы лояльности: во время проверки товара человек получает скидку на свой виртуальный счет и при оплате товара может с экрана предъявить ее. Для этого не требуется носить с собой десятки пластиковых карт на скидку в кошельке.

Профиль покупателя, хранящийся в «облаке», можно при желании заполнить важной информацией — что создаст дополнительные удобства самому покупателю. Допустим, что у человека непереносимость каких-либо веществ, содержащихся в лекарственных препаратах. Уехав за границу и не зная языка, он может только с риском для себя приобретать таблетки или микстуры. Если же нежелательные компоненты внесены в профиль человека, то при проверке будет приходить предупреждение на родном для него языке об их наличии в том или ином препарате.

Каждая QRGL-этикетка обойдется производителю в один евроцент. При этом ему ежемесячно придется платить определенную сумму за обслуживание, с учетом объема маркетинговой информации, закладываемой в технологию. Система будет кастомизироваться под конкретную отрасль. Некоторые затраты потребуются на внедрение системы и установку оборудования для печати. В плане возврата инвестиций и прибыльности для молодой компании открываются большие перспективы. Самое главное — создать базу клиентов, которые решились бы опробовать новую технологию. В сентябре этого года Медведев получил возможность выступить перед потенциальными заказчиками. Представители компаний, рассказывает он, оказались менее строги, чем жюри конкурсов, и проявили готовность обсуждать варианты сотрудничества.

Окно в мир

Задачей ближайшего периода для «Севера» станет организация продаж. «Сейчас у нас есть три драйвера, с которыми можем выйти на потенциальных клиентов: борьба с контрафактом, маркетинг и программа лояльности», — уверен Павел. Основными заказчиками он определяет производителей брендированной продукции: «Нас очень интересуют Швейцария в плане часов и медицины, Италия и Франция в плане одежды и парфюмерии, а также Германия. Я уверен, что нужно просто достучаться до определенного количества людей. Конечно, далеко не все люди — новаторы, но среди 30–40 один точно найдется». Прорываться к европейским компаниям можно через специальные ассоциации и объединения, с которыми Медведев планирует наладить связь. А вот в родном Екатеринбурге предприниматель особо ни на что не рассчитывает. Металлургическим производствам вряд ли будет полезна его QRGL-этикетка.

Если верить данным, приведенным Департаментом экономической безопасности МВД по итогам операции «Контрафакт» в прошлом году, количество подделок под одежду именитых брендов в России достигло 37% от общего оборота. Контрафактная продукция поступала к нам из Китая, Индии, Турции, Сингапура и Болгарии. 15–30% приходится на парфюмерно-косметические товары, продукты питания и бытовую химию. Сергей Столяров из «Антиконтрафакта» считает, что на рост показателей может влиять и создание единого таможенного пространства Россия — Казахстан — Беларусь, поскольку есть информация о том, что через Казахстан к нам просачивается контрафактная продукция. На фоне такой непростой ситуации предложение Конструкторского бюро «Север» может прийтись как никогда кстати.

За два с половиной года работы над технологией изобретателю удалось проработать многие спорные моменты QRGL. На сегодня единственная слабина системы, пожалуй, заключается в том, что пользоваться ею могут только обладатели смартфонов. А значит, лишь определенная категория людей будет иметь возможность проверить подлинность товара. Однако Медведев уверяет, что уже к 2015 году владельцем смартфона станет каждый второй человек. В ближайшее время он собирается представить существенное улучшение технологии, которое делает защиту математически абсолютной.

Яна Аржанова

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Яндекс

rbanews