18.12.2012 9:11
добавлено:
рубрика:

Карты в руки

На смартфон устанавливается специальное приложение, подключается считывающее устройство для пластиковых карт (кардридер), и он превращается в карманный мобильный терминал, с помощью которого владелец может принимать безналичную оплату на свой банковский счет. Российский вариант этой технологии разработала компания «Смартфин». И теперь основатель стартапа Николай Жмуренко – в партнерстве с глобальной платежной системой Visa и Промсвязьбанком, взявшим на себя роль банка-эквайера, — надеется приучить пользоваться ею малый бизнес.

Идея витала в воздухе, аналогичные зарубежные проекты давно вышли на стадию коммерческой эксплуатации, потребность в удобном и дешевом для пользователя техническом решении была очевидна… Не удивительно, что российский технологический стартап «Смартфин», которому от роду чуть меньше года, смог быстро заручиться поддержкой солидных партнеров из финансового сектора. Удалось прилечь и первые инвестиции. В начале октября компания объявила о привлечении $1,6 млн. Основным инвестором проекта выступил венчурный фонд InVenture Partners. Теперь Николай Жмуренко с большей уверенностью, чем раньше, оглашает свои виды на развитие бизнеса: к концу этого года он рассчитывает увидеть клиентскую базу «размером» в несколько тысяч устройств. А через год инвестиции должны «конвертироваться» в десятки тысяч клиентов.

В России банковские карты начали входить в обиход на заре 1990-х, а середина 2000-х и вовсе стала началом бума «пластика». Однако платежи в наличной форме у российских потребителей до сих пор преобладают, что неудивительно: небольшие торговые и сервисные предприятия по целому ряду причин не торопятся пользоваться услугами традиционного эквайринга и устанавливать у себя POS-терминалы, позволяющие принимать оплату карточкой.

Перед запуском проекта Николай Жмуренко проделал изрядную аналитическую работу (как и полагается опытному бывшему финдиректору нескольких крупных компаний, связанных с телекоммуникационным бизнесом). «Это настоящий парадокс, — рассуждает он со знанием дела. — Банковских карт в стране эмитировано больше, чем численность населения, — 190 миллионов штук на 1 июля этого года. Оборот по картам впечатляющий — 16 триллионов рублей за прошлый год. При этом более 80% оборота проходит через банкоматы. Иными словами, население страны до сих пор пользуется карточками в основном лишь для того, чтобы снимать наличные!»

Где парадокс — там обычно и перспективный рынок. Не беда, что культура карточных платежей в России пока хромает, а соотечественникам сподручнее воспринимать деньги в их материальной, а не безналичной форме. Это не от хорошей жизни, а от нехватки мест, где можно расплачиваться картой. «В середине текущего года в стране насчитывалось примерно 3,7 тыс. точек на миллион человек, — сообщает Жмуренко. — Очень низкая цифра, учитывая столь большое количество карточек, находящихся в обращении. Особенно в сравнении с зарубежными странами. В США и странах Западной Европы еще в 2009 году на миллион жителей было 21-23 тыс. торговых точек, оборудованных POS-терминалами». Татьяна Сандерс, глава департамента развития сети приема карт компании Visa по России и СНГ, подтверждает: на начало прошлого года лишь 17% торговых предприятий, обслуживающих физических лиц, принимали к оплате банковские карты.

Между тем с помощью развития традиционного эквайринга (установки обычных POS-терминалов) отставание вряд ли удастся быстро сократить. «В малом бизнесе, особенно в сегменте микропредприятий, наличный оборот составляет около 90%, — поясняет директор департамента МСБ Просмсвязьбанка Кирилл Тихонов. — И здесь одним из ограничивающих факторов для развития эквайринга служит невозможность обеспечить минимально требуемый банком-эквайером оборот на один POS-терминал, который позволил бы окупить затраты банка — с учетом стоимости самого терминала и других условий. Кроме того, во многих торговых точках выделенный интернет-канал — большая редкость. Раньше в этом случае единственно возможным решением была установка GSM-терминала, но он обходится еще дороже».

Так что «бюджетная» технология Николая Жмуренко, для использования которой владельцу торговой точки требуется лишь наличие смартфона или планшетного компьютера (мобильное приложение и кардридеры «Смартфин» выдает пользователям бесплатно), имеет все шансы прийтись рынку по вкусу. Тем более что перед глазами у предпринимателя — вдохновляющий пример американской компании Square, которая первой в мире разработала концепцию мобильных терминалов. Жмуренко не скрывает, что с самого начала с большим интересом следил за развитием этого проекта. Основал Square в 2009 году Джек Дорси — тот самый, что тремя годами ранее придумал и запустил сервис микроблогов Twitter. Американец пообещал воплотить в жизнь появившуюся у него идею удобных мобильных платежей. И это у него получилось – в 2010 году сервис был запущен в коммерческую эксплуатацию. «Несмотря на развитость эквайрингового бизнеса в Америке («средний» американец почти не пользуется наличными деньгами), компания Джека Дорси росла стремительно! — до сих пор удивляется Николай Жмуренко. — Всего через год после запуска сервиса у Square было уже 800 тыс. клиентов. Сейчас, спустя два года — уже более двух миллионов. Впечатляющие показатели!»

При ближайшем рассмотрении причины популярности сервиса в США становятся понятны. Даже в стране развитого эквайринга всегда найдутся неохваченные пласты предпринимателей и пользователей. Это те, кому по роду занятий приходится принимать карточки в качестве оплаты лишь эпизодически или чьи обороты мизерны. «Типичный пример нерегулярных продаж — художник, у которого на написание картины уходит, скажем, не менее трех месяцев, — поясняет Жмуренко. — Очевидно, что традиционные терминалы для предпринимателей с нерегулярными или небольшими доходами — довольно затратное вложение: все-таки в зависимости от модели они стоят 500–700 долларов». Кроме того, мобильные терминалы куда практичнее обычных POS-терминалов для бизнесов с мобильной «специализацией» — например, служб доставки. Конечно, курьеры могут возить с собой обычные терминалы с GSM-модулем, но они банально громоздки. «Наша услуга полностью снимает эту проблему, — говорит глава «Смартфина». — Картридер почти невесом, а смартфон и без того лежит у многих в кармане».

Спроецировать перспективы развития ниши мобильных терминалов на Россию было несложно. Вплотную Николай приступил к реализации идеи в прошлом году, уволившись со своего последнего места наемной работы. Впрочем, прогнозы развития компании он пока предпочитает держать при себе. «С бизнес-планом в венчурном проекте не все просто, — говорит основатель «Смартфина». — Мне это стало окончательно понятно во время обучения в Стартап Академии Сколково. Если большой и развитый бизнес может опираться на свой прошлый опыт и опыт других компаний, оперировать конкретными цифрами, то почвой для венчурного проекта может быть исключительно набор некоторых предположений».

Впрочем, предположения стоили того, чтобы инвестировать в бизнес свои личные средства (на начальном этапе вместе с партнером в «Смартфин» было вложено $300 тыс.) и быстро собрать команду. «Проект сложный, многогранный, включает в себя технологическую составляющую, такую как разработка софта, производство кардридеров, специфику карточного бизнеса и так далее, — говорит Жмуренко. — Поэтому в бизнес вошли еще три учредителя, каждый из которых взял на себя определенный функционал».

Сервис, который окрестили «Карманный терминал 2can», был торжественно запущен в сентябре 2012 года. Превращение смартфона в терминал, по мнению Кирилла Тихонова из Промсвязьбанка, дает сразу два преимущества. Во-первых, отпадает необходимость установки POS-терминала. Во-вторых, у предпринимателей появляется возможность обслуживать клиентов в любом месте, где есть сотовая сеть, — даже без привязки к точке продаж. «Это именно то, что необходимо малому бизнесу, — уверен Тихонов. — Учитывая тенденцию все более активного использования новых технологий и разнообразных гаджетов в малом и среднем бизнесе, мы уверены, что такое предложение будет востребовано на рынке».

Несмотря на радикальные отличия от обычного эквайринга, для держателя пластиковой карты процесс оплаты с помощью мобильного терминала почти не меняется. Продавец запускает в своем смартфоне специальное приложение, вводит сумму, подключает ридер и прокатывает через него карту клиента. На экране появляются четыре последние цифры номера карты, сверяются с цифрами на карте и если все в порядке, то смартфон отправляет данные в процессинговый центр. «Операция занимает не больше времени, чем ее описание», — улыбается Николай.

Авторизует платеж клиент своей подписью. Но не на чеке, а на экране смартфона. «Для России это почти уникальное решение, — говорит Николай. — Насколько мне известно, такую технологию у нас использует только торговая сеть «Ашан». А вот на Западе она довольно распространена. Помню, несколько лет назад я брал машину в аренду в одной из европейских стран; тогда-то меня впервые и попросили расписаться на экране».

Предпринимателя не смущает, что принцип работы мобильного терминала похож на разработку американской фирмы. «Сейчас подобный сервис в мире оказывают около двух десятков компаний, — рассказывает он. — При этом оригинальными у каждого игрока являются программный код и решения, касающиеся дизайна и эргономики приложения».

Тактика вывода сервиса на рынок проста — использовать такое преимущество технологии, как доступность, чтобы по возможности быстро добиться ее массового распространения. Бесплатная раздача кардридеров на начальном этапе — вполне логичный и оправданный маркетинговый ход. «Однако со временем, когда мы начнем продавать кардридеры через розничные сети, цена вопроса также не будет большой», — уверяет предприниматель. Все-таки развитие культуры требует последовательности и деликатности. Даже если это культура карточных платежей.

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Яндекс

rbanews