18.10.2012 10:26
добавлено:
рубрика:

Взлет «Роснефти» в мире: новые риски для рынка нефти РФ

МОСКВА, 18 окт — РИА Новости. «Роснефть», заполучив 50% или 100% ТНК-ВР, окажется в топ-10 или даже топ-5 мировых углеводородных гигантов, станет лидером по запасам и сравнится с ExxonMobil по объему добычи. Однако такая сделка нанесет удар по конкуренции на российском нефтяном рынке и может негативно на нем отразиться, полагают опрошенные агентством «Прайм» эксперты.

В настоящее время по 50% ТНК-ВР принадлежит британской ВР и консорциуму AAR (25% — «Альфа-групп» Михаила Фридмана, по 12,5% — у «Реновы» Виктора Вексельберга и Access Industries Леонарда Блаватника). Однако уже оба акционера изучают возможность продажи своих долей, причем в качестве наиболее вероятного покупателя называется подконтрольная государству «Роснефть».

Крупнейшая российская нефтяная компания пока публично лишь обозначила свой интерес к покупке доли ТНК-ВР. Однако, по неофициальной информации, AAR и «Роснефть» уже подписали предварительное соглашение о продаже доли консорциума в ТНК-ВР за 17 миллиардов фунтов стерлингов (около 28 миллиардов долларов), а британская BP близка к сделке по продаже «Роснефти» своих 50% за примерно такую же сумму. Одни СМИ называют 25 миллиардов долларов, другие — 28 миллиардов долларов.

Удар по конкуренции?

Участники рынка не сомневаются в том, что «Роснефть» приобретет долю в ТНК-ВР, хотя пока неясно, будут ли выкуплены доли одного или обеих акционеров.

Глава Минэнерго Александр Новак уже высказал мнение, что сделка не нарушит конкуренции на рынке и не приведет к монополизации, поскольку игроков в нефтяной отрасли все равно много.

Однако опрошенные агентством «Прайм» эксперты считают, что на конкуренции сделка в случае ее завершения отразится негативно. Главный аналитик агентства RusEnergy Михаил Крутихин отметил, что в случае приобретения «Роснефтью» 100% ТНК-ВР получится новый «Газпром», а то и хуже. «В «Газпроме» доля государства составляет 50%, здесь будет минимум 75%», — пояснил он.

Эта компания займет доминирующее положение на рынке и получит доступ к лицензиям, на которые по закону не могут рассчитывать компании с меньшей долей госучастия, она будет принимать политизированные решения, осваивая спущенные сверху нерентабельные и затратные проекты, ожидает аналитик RusEnergy.

По мнению аналитика компании «Сбербанк КИБ» Валерия Нестерова, говорить о том, что на нефтяном рынке создается новый «Газпром», преждевременно. «Доля «Роснефти» по запасам и добыче вырастет, но не так, как в газовом секторе. Кроме того, «Газпром» имеет монополию на экспорт, чего у «Роснефти» нет», — сказал эксперт.

Важно и то, последует ли со временем приватизация создаваемого нефтяного гиганта. От этого зависят и конкурентность, и эффективность, отметил Нестеров. «Но, судя по всему, приватизация «Роснефти» отодвигается из-за крупных проектов на шельфе, в которых она будет участвовать. Компании пока не до этого, а затем понадобится время для роста котировок, инвесторы же не понимают, что покупать», — рассуждает он.

«Можно говорить о том, что сделан первый шаг к давно обсуждаемой идее создания «нефтяного «Газпрома», делает вывод эксперт Сбербанка.

Российский рынок: «за» и «против»

Все это негативно отразится на российском нефтяном рынке, полагает Крутихин из RusEnergy. «Отрасли нужны мелкие компании, готовые разрабатывать небольшие месторождения, а именно такие сейчас в основном и остались, поскольку крупные давно открыты и разобраны. Получается, что месторождения мельчают, а компании укрупняются. Но ведь и их надо разрабатывать, пусть там хоть две скважины», — сетует эксперт.

По его словам, в целом баланс российской нефти в результате сделки останется неизменным — сколько добывали, столько и будут добывать. «А вот качество управления снизится — государство не столь эффективный собственник, нежели частный бизнес, поэтому количество затратных и ненужных проектов увеличится, как и доля дружественных подрядчиков», — уверен Крутихин.

Однозначного ответа, хорошо или плохо усиление роли государства в нефтянке, нет, считает Нестеров из Сбербанка. «Все зависит от людей, менеджмента и контроля», — полагает он. Есть примеры успешных госкомпаний, например норвежская Statoil, но в целом риски неэффективного управления со стороны государства выше. Госкомпании помимо непосредственно бизнеса вынуждены выполнять геополитическую и социальную функции, напоминает эксперт.

В целом лейбл госкомпании не означает, что она плохая, и «Роснефть» пытается улучшать имидж, привлекая к управлению иностранных менеджеров. Другое дело, что в условиях, когда нефть обеспечивает 40% бюджетных поступлений, государство стремится контролировать ее потоки, в то время как диверсификация экономики идет медленно, резюмирует Нестеров.

В десятку

Если сделка состоится, «Роснефть» существенно поднимется в рейтинге мировых углеводородных гигантов. По данным самой компании, добыча углеводородов в первом полугодии составила 2,62 миллиона баррелей нефтяного эквивалента в сутки. Добыча ТНК-ВР — порядка 2 миллионов баррелей в сутки. Простой подсчет показывает, что присоединение 50% ТНК-ВР увеличит суточную добычу «Роснефти» до 3,6 миллиона баррелей, 100% — до 4,6 миллиона баррелей.

В июльском рейтинге 25 крупнейших нефтегазовых компаний мира, подготовленном Forbes, «Роснефть» заняла 15-е место. Приобретение половины ТНК-ВР выведет ее в первую десятку рейтинга и поставит рядом с американской Chevron (9-е место, 3,5 миллиона баррелей в день) и мексиканской Pemex (8-место, 3,6 миллиона баррелей в день).

Если ТНК-ВР полностью перейдет к «Роснефти», она войдет в первую пятерку рейтинга Forbes и окажется рядом с такими игроками, как ExxonMobil (4-е место, 5,3 миллиона баррелей в день) и PetroChina (5-е место, 4,4 миллиона баррелей в день).

По данным ИК «Церих Кэпитал Менеджмент», в случае 100-процентного слияния «Роснефти» и ТНК-ВР будущий гигант станет мировым лидером по запасам углеводородов — 27,5 миллиарда баррелей нефтяного эквивалента, а ExxonMobil с почти 25 миллиардами баррелей опустится на второе место.

Речь идет только о публичных нефтегазовых компаниях, лидером среди которых сейчас является американская ExxonMobil. Крупнейшая компания отрасли — Saudi Aramco — на 100% контролируется правительством Саудовской Аравией, и шансов догнать ее у «Роснефти» пока нет. Добыча только нефти Saudi Aramco в 2011 году составляла 9,1 миллиона баррелей в сутки, а запасы — 260 миллиардов баррелей.

Без внешних последствий

В целом эксперты не ожидают, что сделка ощутимо повлияет на мировой нефтяной рынок и место на нем России. «На мировом балансе нефти это никак не скажется, поскольку доля российской нефти не изменится: как производили 500-510 миллионов тонн в год, так и будем», — сказал Крутихин из RusEnergy.

Новых рынков сбыта у «Роснефти» не появится, поскольку действующая ситуация уже давно закреплена, и для изменений нужны более существенные перемены. «Произойдет перераспределение — увеличится доля экспорта нефти в восточном направлении, поскольку там и цены выше, и есть льготы поставок по ВСТО. Доля же Европы будет падать на фоне сокращения потребления», — отметил Крутихин. Но это произойдет и без привязки к укрупнению «Роснефти», добавил он.

В первой десятке упоминавшегося выше рейтинга Forbes лишь четыре частные компании. Размеры и государственный статус важны при экспансии за рубеж, но одними размерами не завоевать репутации — сначала нужно провести реструктуризацию и оптимизацию активов, отмечает Нестеров из Сбербанка.

Он привел в пример «Газпром», при его масштабах снизивший капитализацию после того, как был задействован в неэффективных и капиталоемких проектах. «У «Роснефти» много затратных проектов на шельфе и политических за рубежом, к примеру в Венесуэле. Инвесторы этого не любят, и это вряд ли позитивно отразится на капитализации», — заключил эксперт.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Яндекс